Заместительная терапия в России.

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,884
Адрес
СПб
Заместительная терапия в России-это примерно то же самое,что здоровье в жизни наркомана.Можно охарактеризовать одним словом -отсутствует.Отсутствует в первую очередь потому,что все(почти все) против,кто же эти почти все,давайте разберёмся.

Всякие долбоёбы с медицинским образованием
вот логотипчик скачаный с их так называемого медицинского журнала.
Отлично характеризует всю эту безумную движуху.Борьба с ветряными мельницами и тому подобная поебень.

К содержанию номера 1-2011

Позиция НПА России в отношении заместительной терапии

Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации В.П.Лукину
Уважаемый Владимир Петрович!
В связи с Вашим запросом экспертного мнения Независимой психиатрической ассоциации России относительно заместительной терапии наркоманов и возможности внедрения этой методики в Российской Федерации, я не ограничился изложением результатов дискуссии по проблеме заместительной терапии наркоманов, в частности, метадоновых программ, которую инициировал Вестник НПА России – «Независимый психиатрический журнал» еще 10 лет назад, а обсудил ее вывод еще раз с профессионалами в этой области: зав.отделом Московского НИИ психиатрии проф. А.Г.Гофманом, руководителями отделов Национального научного центра наркологии проф. Т.Н.Дудко и проф. М.Л.Рохлиной, и рядом других коллег.
Ситуация в настоящее время обстоит следующим образом. Правительство РФ высказалось решительно против заместительной терапии и наложило на нее запрет, что отражает мнение значительного большинства российских наркологов и психиатров. Так же решительно против Московская Патриархия.
Опасения, что выдача наркотиков в рамках заместительной терапии может стать их институционализацией, высказывалось еще 20 лет назад в комментарии к 34 казусу, посвященному фармакозависимости (из знаменитого издания Совета Европы «Врач и права человека», 1990 г.), в отношении которого нормы международного права, медицинской этики и религиозной морали пяти мировых конфессий совпадают, - вмешательство вплоть до ограничения личной свободы считается оправданным, если оно направлено на защиту здоровья.
Записанная в Конституции РФ приоритетность защиты здоровья является аргументом противоположных сторон – как защитников заместительной терапии, так и борцов с нею.
За этим стоит противоположное понимание наркомании – либо как болезни, которую надо лечить, а наркотики запретить, либо как свободного выбора, при котором отказ от наркотика доброволен, а принудительное лишение наркомана наркотика рассматривается как вред его здоровью и пытка, предотвращение которых требует выдачи наркотика или его заменителя.
Мы нередко встречаем наркоманов и алкоголиков, которые категорически и принципиально, находясь в «ясном уме и твердой памяти», отказываются от лечения, предпочитая прожить как угодно мало, но не расставаясь со своим пристрастием, и убеждались в серьезности их заявлений. Такое отношение к наркотикам распространено среди современных молодежных субкультур.
Среди лозунгов майской молодежной революции 1968 г., таких как «свобода сексу», «долой психиатрию», была и свобода легким наркотикам. А некоторые лидеры антипсихиатрического движения, тот же Рональд Лэинг, пытались заменить используемые в психиатрии методы лечения социотерапией и дачей галлюциногенов. Хотя этот опыт провалился, попытки считаться с категорией лиц, сделавших безусловный выбор в пользу наркотиков, постоянно возобновляются, и заместительная терапия может рассматриваться как один из таких путей.
Характерно, что казалось бы, полярные стороны – борцы за свободу наркотиков и Госнаркоконтроль России – одинаково легко релятивизируют границы базовых понятий, начиная с самого понятия «наркотиков», стирая качественную разницу между большими и легкими наркотиками, между наркоманиями и токсикоманиями, между крепкими и слабыми напитками. Размывается и релятивизируется также понятие «лечение».
Можно ли назвать лечением замену одного наркотика другим, а потом снова первым? Модель перебрасывания горячей лепешки из одной руки в другую здесь не подходит. – Зависимость не остывает, а разогревается и только по идее вводится в контролируемое русло. Контролируемое употребление наркотиков, так же как контролируемое употребление алкоголя, оказалось утопией, химерой. – На практике этот путь обычно обрастает коррупционными и мафиозными путями дополнительного получения наркотических средств.
Назначение больному, злоупотребляющему опиатами (морфий, героин, опий и т.д.), другого наркотика не может квалифицироваться как лечение. В этом случае просто происходит замена одного наркотика другим, т.е. поддерживается состояние хронической интоксикации с помощью метадона, бупренорфина или просто с помощью того же наркотика, которым злоупотреблял больной. Например, при героиномании назначают героин для ежедневного приема, но в меньших дозах. Главное, что при этом достигается, – это смягчение мучительных явлений абстиненции, так наз. «ломок» и предупреждение некоторых противоправных действий наркоманов. О лечении в собственном смысле слова, конечно, не может быть и речи. Нередки случаи, когда таким «лечением» героиноманию переводят в метадономанию, которая оказалась не менее тяжелой, а потом «лечат» ее героином.
Защитники «заместительной терапии» не желают видеть отрицательных сторон такого подхода к проблеме наркомании.
Во-первых, они игнорируют вред, который наносит организму ежедневный длительный прием метадона, бупренорфина и кодеина. Никто не сравнивает продолжительность жизни тех, кто принимает метадон, с продолжительностью жизни тех, кто прекратил прием любых наркотиков.
Во-вторых, при проведении метадоновых программ выяснилось, что многие больные дополнительно принимают другие опиаты (приобретаемые подпольно), многие прекращают прием метадона и возвращаются к приему героина. Это происходит потому, что небольшая доза метадона не в состоянии обеспечить то состояние, к получению которого стремится больной наркоманией. В результате больной продолжает злоупотреблять героином и получает возможность подпольно торговать метадоном.
В-третьих, сам процесс выдачи наркотиков содержит большую коррупционную составляющую. Тот, кто выдает наркоману метадон или бупренорфин, получает возможность получить от наркомана благодарность в виде изрядной суммы денег. Проконтролировать бесплатность выдачи метадона крайне трудно. Зато всегда найдутся люди, а может быть и организации, которые на этом смогут обогатиться. В условиях современной России это легко предвидеть.
Напор мотивации наркоманов получить наркотик не сопоставим со всеми нашими усилиями противоположного толка. Всевозможные изыски наркоманов объединены с неограниченными возможностями производителей наркотиков, с их сверхдоходами, позволяющими содержать соответствующие лаборатории и специалистов и подкупать чиновников разного уровня. В результате, ловят и судят, как правило, только «мышей».
Наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья может быть достигнут только путем медицинских мероприятий, которые способствуют полному прекращению приема наркотиков и любых психоактивных средств. Нельзя говорить о наивысшем уровне физического и психического здоровья путем ежедневной наркотизации, которая сама по себе наносит ущерб здоровью. Тот факт, что доза небольшая метадона менее вредна, чем большая доза героина – не аргумент в пользу многомесячного или многолетнего назначения наркотиков.
Одним из последствий введения метадоновой программы станет отказ от лечения больных опийной наркоманий. Зачем лечить, если лечение можно к удовольствию врача и больного заменить выдачей наркотика?
Не вызывает возражений заместительная терапия, представляющая ее конверсию в совершенно другую не фармакологическую форму – безалкогольные напитки, вкусную плотную еду, физические и духовные упражнения, азартные увлечения, экстремальный спорт и т.д.
Продолжительная дача наркотиков допустима лишь при болевых синдромах у безнадежных больных по гуманным основаниям. А здесь мы сталкиваемся с циничными неоправданными барьерами и подменами.
В описанном контексте очень легко дискредитировать заместительную терапию, опираясь на ее дикое стихийное использование, а не на практику ее усовершенствованного успешного применения во многих странах в виде комплексных программ бригадой специалистов, как этап на пути к полному отказу от наркотиков, что требует, однако, серьезных финансовых вложений.
У психиатров моего поколения живы в памяти многочисленные аналогичные примеры, самые яркие из которых это категорические запреты в Советском Союзе электросудорожной терапии (ЭСТ) с 1952 г. фактически до 1989 г. и психохирургии с 1950 г. (спустя год после вручения за нее Нобелевской премии). Между тем, на Западе оба метода были усовершенствованы и превратились в высокоэффективные свободные от прежних издержек методы лечения.
Конвейерную ЭСТ сменила ЭСТ по строгим показаниям с предварительным введением миорелаксантов и наркозом, снимающими судорожную компоненту, либо униполярным наложением электродов, исключающим потерю сознания. Хотя запрет на ЭСТ был снят, использование ЭСТ носит ограниченный характер вопреки высокой эффективности из-за большой ответственности врачей при использовании этой терапии.
Вместо прежней префронтальной лейкотомии развилась нетравматичная микронейрохирургия, позволяющая воздействием на отдельные ядра таламуса успешно устранять паркинсонизм, но воздействие на соседние ядра – для устранения некурабельных двигательных навязчивостей – у нас вопреки здравому смыслу все еще запрещено.
Эти и многие другие примеры позволяют нам отрицательно относиться к абсолютным запретам такого рода. Необходимо широкое ознакомление с опытом комплексных программ заместительной терапии и ее отдаленными результатами за рубежом. Однако ее введение в России в современных условиях разгула коррупции было бы ее дискредитацией, тем более, что оно наверняка не будет удовлетворительно профинансировано.
Помимо прочего, заместительная терапия позволяет минимизировать опасность заражения ВИЧ, это взаимосвязанные проблемы, а Российская Федерация подписала декларации по борьбе с ВИЧ/СПИДом (2001, 2006). Идея министра Минзравсоцразвития России, что ограничение доступа к шприцам может остановить употребление наркотиков (в сентябре 2009 г. в Совете Безопасности) оторвана от этики, науки и права.
Что касается индивидуальной жалобы Ирины Теплинской, то она основывается на ложном убеждении, что выдача наркотика является «лечением», да еще ведущим к «наивысшему достижимому уровню здоровья». Снятие «ломок» при всей их мучительности обычно никем из наркоманов и алкоголиков и подавно наркологов не называется лечением. Под лечением понимают снятие зависимости. Поскольку в России заместительная терапия запрещена, просьба И. Теплинской неосуществима. Более того, И. Теплинская не приводит убедительных данных о том, что именно ей показана заместительная терапия в качестве единственно возможного метода снижения зависимости. Тем не менее, этим прецедентом следовало бы воспользоваться для широкого освещения западного опыта заместительной терапии и разъяснения качественной разницы старой и новой заместительной терапии.
В этой связи нельзя полностью игнорировать, что Специальный докладчик ООН по вопросу о праве каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья отметил в своем докладе от 6 августа 2010 г., что «опиоидная заместительная терапия (ОЗТ) представляет собой подход на основе доказательного лечения, предполагающий назначение лекарственных средств-заменителей для преодоления опиоидной зависимости, таких как метадон или бупренорфин. ОЗТ сокращает масштабы распространенности употребления инъекционных наркотиков и совместного использования принадлежностей для инъекций, снижая тем самым риск заражения ВИЧ и другими передаваемыми через кровь вирусами» (док. ООН А/65/255). В связи с чем государствам было рекомендовано обеспечить доступность для потребителей наркотиков «всех мер по снижению вреда и услуг по лечению от наркотической зависимости, в особенности опиоидной заместительной терапии».
С учетом вышесказанного полагаем, что в жалобе И. Теплинской затронут важный вопрос доступа человека, зависимого от наркотиков, к новым методам социальной поддержки и снижения зависимости, применение которых в наших условиях должно активно обсуждаться и изучаться с учетом международных рекомендаций, а в отношении наиболее тяжелых соматических больных оправдано по гуманным соображениям (но не метадоном).
Президент НПА России Ю.С.Савенко
P.S. В основе этого столь крупного противостояния лежит проявившееся здесь наиболее ярко ценностное предпочтение заботы о больном, приоритет для врачей жизни и здоровья перед беспредельной свободой выбора пациента. С этой доброй старой патриархальной патерналистской позиции, позиции такого понимания призвания врача и клятвы Гиппократа, заместительная терапия наркоманов большими наркотиками, - это проявление того массового явления, которое получило называние «пофигизм». Это противостояние сравнимо со столкновением аристократических установок с буржуазными, победе которых содействует ход общественного развития.
Мы все еще не можем смириться с заменой понятия «больной», которого надо спасать, о котором надо заботиться, понятием «потребитель психиатрических, наркологических, медицинских услуг», лишающим нашу профессию ее специфики и связанного с этим высокого статуса, и уравнивающим ее с услугами парикмахера.
За этим надвинувшимся сдвигом стоит реальное омассовление общества, пренебрегающее спецификой под красивым флагом свободы, сдвигающее типологическое к видовому. Но специфика психиатрии и наркологии среди медицинских дисциплин – несомненный факт. Недобровольные меры, в том числе отказ от дачи наркотика, здесь необходимы и даже прописаны в законе о психиатрической помощи, а в отношении больших наркотиков полностью соответствуют положениям ст. 29 Закона.

http://www.npar.ru/journal/2011/1/05-ap-savenko.htm

Полиция и ФСКН(короче просто мусора,включая ебанутого деда Иванова)

Забайкальский край,как пример глупости,наркофобии и стигматизации наркопотребителей.

Новости .
Заместительная терапия. ФСКН против. (Забайкальский край)

Наркомания – беда нашего времени. И, чтобы справиться с ней, применяются самые различные, порою довольно спорные методы.
В настоящее время в различных регионах России под эгидой различных неправительственных организаций реализуются программы «Снижение вреда от употребления наркотиков». Об этих и других методах борьбы с наркозависимостью мы беседуем с начальником отделения межве-домственного взаимодействия в сфере профилактики Управления ФСКН России по Забайкаль-скому краю, майором полиции Александром Золотуевым.

- Александр Николаевич, расскажите о данных программах, направленных на борьбу с наркоманией?


- Зарубежный и отечественный опыт показывает, что все они начинались как проекты по ин-формированию о вреде наркотиков и опасности ВИЧ/СПИД. Под благовидным предлогом пре-дотвращения эпидемии ВИЧ в ряде регионов России уже действуют пункты раздачи и обмена шприцев. Прослеживается ярко выраженная тенденция продвижения вышеназванных проектов под видом благотворительной помощи, часто через структуры, не владеющие информацией в области наркологии.
В 2004 году создан альянс негосударственных организаций «Новая политика», целями которого являются: изменение российского законодательства в отношении продвижения программ «снижения вреда»; выявления среди политических лидеров, влиятельных государственных дея-телей лиц, способствующих продвижению идеи легализации наркотиков и программ снижения вреда.


Программы «Снижения вреда от употребления наркотиков» состоят из нескольких направлений деятельности. Один из них – это программа обмена шприцев. Объяснением существования про-грамм обмена игл может служить то, что многие потребители инъекционных наркотиков не мо-гут или не желают перестать принимать наркотики, поэтому в стратегиях вмешательства дол-жен быть сделан акцент на то, чтобы помочь потребителям сократить риск заражения ВИЧ, различными формами гепатита, который позволяет осуществлять контакты с потребителями инъекционных наркотиков и другими группами риска. Пункты обмена игл представляют спектр услуг и продукцию, включая консультации, направленные на лечение, принадлежности для инъекций, спиртовые салфетки и т.д. В примечании в ст. 230 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривается процедура предварительного согласования с органами исполни-тельной власти в области здравоохранения и органами по контролю за оборотом наркотиков деятельности по пропаганде применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опас-ных заболеваний инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотиков.


Еще один этап – это программа заместительной терапии. Во многих странах Западной Европы, США, Австралии, а также в ряде государств Центральной и Восточной Европы и СНГ работают программы заместительной терапии, преимущественно для лечения инъекционной опиоидной зависимости с использованием синтетических наркотиков того же опиоидного ряда (в основном метадон и бупренорфин). В Российской Федерации использование метадона запрещено.


- Александр Николаевич, эффективность таких программ высока?


- В Управлении по наркотикам и преступности ООН нет однозначной оценки эффективности заместительной терапии в силу известного, в целом достаточно негативного отношения к этой практике в ряде государств, в том числе России. По информации Всемирной организации здра-воохранения среди положительных результатов заместительной терапии называются более вы-сокая эффективность по сравнению со многими известными методами; отсутствие серьезных побочных эффектов; улучшение контроля за наркоманами; снижение криминальной активности; отсутствие стойкого привыкания к бупренорфину.
К негативным сторонам применения программ заместительной терапии относятся следующие: применение метадона способствует стойкой зависимости от препарата; высокая стоимость курса лечения; злоупотребление в частных клиниках; возможность нелегальной торговли приобре-тенными в аптечной сети наркотиками.


- Возможно ли применение заместительной терапии в нашей стране?


- ФСКН России полагает, что применение заместительной терапии метадоном в России, полностью разрушит сложившуюся систему лечения и реабилитационного восстановления больных наркоманией. Учитывая опыт прошлого, можно с большой степенью уверенности сказать, что «лечение» героиновой наркомании метадоном приведет не к сокращению больных наркоманией, а к резкому увеличению их, т.к. помимо героиновой зависимости мы будем иметь и метадоновую.


- Расскажите об информационных и просветительских программах «Снижения вреда», Александр Николаевич.


- Большинство из этих материалов являются спорными и иногда даже изымаются из обращения из-за критики в средствах массовой информации, политических кругах и обществе в целом. Такие материалы могут содержать информацию не только относительно более безопасной технике инъекций, но и содержать скрытую рекламу наркотиков
Заместительная терапия подразумевает постоянный мониторинг содержания наркотических средств в биологических средах пациента, а в противном случае основные цели заместительной терапии - прекращение потребления нелегальных наркотиков и, следовательно, снижение преступности среди наркоманов и инфицирования их ВИЧ, не достигаются.


Заместительная терапия будет заведомо неэффективной и при отсутствии интенсивных медико-социальных и реабилитационных мероприятий, адекватной профессионально-трудовой реабилитации. Реальных возможностей для разворачивания в необходимых масштабах подобной деятельности, как в здравоохранении, так и в других ведомствах в настоящий момент нет.


Введение заместительной терапии даже для ограниченных контингентов лиц, зависимых от ге-роина и других веществ опиоидного ряда приведет к существенному снижению эффективности профилактических программ, так как она будет рассматриваться начинающими потребителями наркотиков как способ избежать медицинских и социальных осложнений от их потребления в перспективе.


- Какова сейчас ситуация в нашей стране в отношении заместительной терапии?


- В настоящее время сторонниками заместительной терапии предпринята очередная попытка внедрения данных программ. В адрес Правительства Российской Федерации поступил Доклад неправительственных организаций Российской Федерации в отношении доступа потребителей инъекционных наркотиков к лечению наркозависимости, программам профилактики лечения и ухода при ВИЧ/СПИД (далее Доклад). В Докладе, с целью выполнения статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Правительству Российской Федерации рекомендуется осуществить мероприятия, направленные на внедрение программ «снижения вреда», в частности: снять запрет на медицинское использование наркотических средств при лечении наркотической зависимости и ввести программы опиоидной заместительной терапии; разработать решение проблемы правовой неопределенности в отношении про-грамм обмена игл и шприцев; обеспечить правоохранительные органы четкими рекомендациями и разъяснениями об отсутствии обоснованности применения положений о пропаганде наркотиков в случаях, связанных с распространением информации, направленной на профилактику ВИЧ; обеспечить обучение в сфере ВИЧ для работников правоохранительных органов, чтобы они работали на укрепление отношений с организациями, занимающимися профилактикой ВИЧ.


- Какова позиция вашей службы в данном вопросе?


- Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и аппарат Государственного антинаркотического комитета, изучив Доклад, считает, что изложенные ре-комендации противоречат статье 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в котором декларируется право каждого человека на наивысший достижимый уровень психического и физического здоровья. Уже само название программ «снижение вреда» указывает на то, что они направлены не на достижение наивысшего уровня здоровья, а на снижение вреда от последствий болезни. Наивысшим достижимым уровнем здоровья для наркологического больного является состояние длительной стабильной ремиссии. Внедрение же программ заместительной терапии лишает пациентов даже потенциальной возможности его достижения. Более того, приводит к формированию полизависимости и распространению более тяжелой, чем героиновая, формы опиоидной зависимости - метадоновой/


- То есть ФСКН считает данные программы не эффективными?


- Эффективность пропагандируемых в Докладе программ обмена игл и шприцев достоверными статистическими данными не подтверждена. Кроме того, в соответствии с пунктом 32 Страте-гии государственной антинаркотической политике Российской Федерации до 2020 года недо-пустимо применение в Российской Федерации заместительных методов лечения наркомании. С целью предупреждения деятельности на территории края различных неправительственных ор-ганизаций по реализации программ «Снижение вреда от употребления наркотиков» ФСКН России предлагает: формировать негативное отношение в обществе к методам заместительной терапии; в случая выявления фактов пропаганды и рекламы заместительной терапии незамедли-тельно информировать ФСКН России; вести информационно-разъяснительную работу по во-просам неэффективности методов заместительной терапии и нецелесообразности использования программ обмена игл и шприцев в Российской Федерации.


- Спасибо за интервью, Александр Николаевич.

Ирина ЗИМИНА
Пресс-служба УФСКН России по Забайкальскому краю

http://sfo.fskn.gov.ru/work/id/531/


ФСКН не позволит навязать России метадоновую терапию

30 июня 2010 года, 17:00
Европейские страны оказывают на Россию давление в вопросах применения заместительной терапии наркомании. Об этом глава Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов сообщил в ходе правительственного часа в Госдуме, передает "Интерфакс".

Вопреки заявлениям главы ФСКН, следует отметить, что метадоновая терапия широко применяется в США. Согласно сайту Управления по контролю за наркотиками при президенте США (ONDCP), метадон является "тщательно изученным препаратом, безопасным и эффективным средством лечения синдрома отмены и наркотической зависимости". Принципы применения заместительной терапии метадоном в США изложены на сайте Американской ассоциации лечения опиодной зависимости (AATOD).

"Нам сегодня навязывают эмиссары так называемую заместительную терапию, с тем, чтобы мы лечили наркозависимых людей метадоном и другими наркотиками", - заявил Иванов. По его словам, Германия, Великобритания, Нидерланды и другие государства ЕС одобряют применение заместительной терапии.

Глава ФСКН отметил, что российские власти выступают против использования этого метода лечения наркомании. Он добавил, что позицию России поддерживает США и ряд европейских стран, не уточнив, впрочем, о каких странах Европы идет речь.

Как сообщает АМИ-ТАСС, Иванов также предложил депутатам ужесточить режим пересечения российской границы. Он отметил, что порядок въезда граждан стран СНГ на территорию РФ позволяет жителям среднеазиатских республик беспрепятственно заниматься поставками наркотиков в Россию.

Кроме того, руководитель ФСКН сообщил, что из-за роста популярности дезоморфина увеличиваются продажи кодеинсодержащих препаратов, из которых кустарно изготавливается указанный наркотик. В связи с этим Иванов отметил необходимость скорейшего внедрения рецептурного отпуска лекарств с кодеином.

Заместительные программы реабилитации наркоманов официально одобрены Всемирной организацией здравоохранения , Управлением ООН по наркотикам и преступности, а также Объединенной программой ООН по ВИЧ/СПИДу. Метадоновая терапия применяется в 68 странах мира, в том числе в США, Великобритании, Китае, Иране, а также в Казахстане, Киргизии, Литве, Молдавии, Белоруссии и на Украине.


ЗЫ.Я уж не говорю о тех ,кто торгует наркотиками из отдела.
http://medportal.ru/mednovosti/news/201 ... metherapy/
Правительство России.Медвепуты и иже с ними.
Стоит ли говорить,что карлик и пёрнуть побоится без указания Паутиныча.
Минздрав России и частные предприниматели,короче все,сунувшие насос в это бабло.
Политика
Россия против метадоновой терапии при лечении наркоманов

06 февраля 2013
Источник: Medoo
Фото: Fotolia
"Минздрав РФ по-прежнему категорически против применения метадоновой терапии при лечении наркозависимых",- заявила глава ведомства Вероника Скворцова.

"Наша позиция здесь жесткая. Мы ее озвучивали в Организации объединенных наций и Всемирной организации здравоохранения. Отрадно заметить, что сейчас нас поддерживает все больше и больше стран. И фактически европейское сообщество начинает плавно поступенчато отказываться от заместительной терапии", - заявила В.Скворцова в рамках "правительственного часа" в Госдуме.

По ее словам, Россия стала первой в 1998 году, кто выступил против заместительной терапии с применением метадона.

"Связано это было, прежде всего, с идеологическими разногласиями, в связи с тем, что наша позиция такова: каждый больной имеет право на комплексную медико-социальную реабилитацию, мы не отказываемся от больного и пытаемся всячески ему помочь. Метадоновая терапия ставит крест на больном сразу, приговаривает его к быстрой смерти в течение года-полутора после ее назначения", - отметила министр.

По ее словам, метадон оказывает более сильный эффект, чем героин, а обезболивающий эффект достаточно короткий. "Передозировка возникает в несколько раз чаще, чем на других наркотиках, в том числе базовом - героине", - сказала В.Скворцова.

Метадоновая или заместительная терапия применяется в некоторых европейских странах в рамках лечения наркозависимых путем их плавного перевода с употребления героина на метадон, с тем, чтобы затем они прекратили употреблять наркотики. Однако в России официальные власти и медики неоднократно заявляли о том, что эффективность такого метода не доказана, и он недопустим.

Ну и конечно мои любимые русские люди ,население нашей страны,считающее,что во всём виноваты "поганые наркоманы"

Я думаю,тут даже никакие факты не нужны.Отношение со стороны населения мы все многократно прочувствовали на своей шкуре.
хуле говорить,метеорит и тот норкоманы сбросили...
 

Вложения

  • logo.gif
    logo.gif
    2.8 KB · Просмотры: 2,752
  • 776.jpg
    776.jpg
    26.9 KB · Просмотры: 2,748
  • 30061054.jpg
    30061054.jpg
    75.1 KB · Просмотры: 2,750
Последнее редактирование модератором:

lexa1981

Тор4People
Регистрация
17 Янв 2009
Сообщения
559
Адрес
Москва
надо да , зашел к врачу взял пару тройку рецептов чтоб на неделю месяц хватило , и проживешь побольше , да и криминала всеж поменьше будет , да и с лаве я думаю получше будет . Мне бы трама хватило , от метадона правда я бы вряд ли отказался .
сделать отдельный город для торчков с бесплатной раздачей лекарств , ну или по себестоимости с какой нибудь наценкой умеренной , чтоб окупалось . Интересно кто бы поехал ? я бы чисто на выходнные затариться )))
нарКОТварь написал(а):
Идея министра Минзравсоцразвития России, что ограничение доступа к шприцам может остановить употребление наркотиков (в сентябре 2009 г. в Совете Безопасности) оторвана от этики, науки и права.
:LOL:
хуево , очень хуево к тор4кам относяться . Надо наверно просто признать что это болезнь и ее надо как то лечить . и что это на всю жизнь
 

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,884
Адрес
СПб
вообще если подумать немного,то можно прийти к выводу о том,что коли у нас даже на нормальных людей хуй кладут и на своих же стариков,то ради наркоманов проклятых никто и не пикнет.
остаётся надеяться только на то,что снаружи надавят на пупкина как следует. :D
 

knife80

Покойся с миром
Регистрация
29 Мар 2010
Сообщения
2,661
Адрес
ленинград
блять.. стыдно, что такие люди решают судьбы...
 

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,884
Адрес
СПб
Спецдокладчик ООН приравнял непредоставление ОЗТ нуждающимся - к пыткам.


Доклад будет представлен на 22-й сессии Совета по правам человека (25 февраля по 22 марта 2013 года).
В докладе рассматриваются криминализация, отсутствие доступа к медицинской помощи и основным лекарственным средствам, принудительное лечение наркозависимости.
В докладе говорится, что криминализация и ограничение доступа к медицинской помощи являются примерами жестокого обращения, основанного на неоправданной дискриминации исключительно в связи с состоянием здоровья.
В докладе рассматриваются примеры нарушений прав людей, употребляющих наркотики, такие как отсутствие доступа к опиоидной заместительной терапии и услугам снижения вреда (пункт 73): "особой формой жестокого обращения и, возможно, пытками потребителей наркотиков, является непредоставление опиоидной заместительной терапии, в том числе как способ получения в ходе расследования показаний людей, страдающих от болезненных симптомов отмены (A/HRC/10/44 и Corr.1, пункт 57). Отказ в лечении метадоном в местах лишения свободы были объявлены нарушением права на свободу от пыток и жестокого обращения в определенных обстоятельствах (там же, пункт 71).
Аналогичный подход должен применяться вне мест лишения свободы [в гражданском секторе], особенно в тех странах, где правительства полностью запретили заместительную терапию и услуги снижения вреда".
Далее в докладе говорится: "Отрицая эффективное лечение наркозависимости, страны проводят наркополитику, в рамках которой большие группы людей намеренно подвергаются сильной физической боли, страданиям и унижению. Их наказывают за употребление наркотиков и пытаются принудить к воздержанию, при этом полностью игнорируя хронический характер зависимости и научные данные, указывающие на неэффективность карательных мер".
Специальный докладчик также отмечает, что обеспечение наличия и доступности лекарств, включенных в Примерный перечень основных лекарственных средств ВОЗ, является не только разумным шагом, но и правовым обязательством государств в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года. Когда неспособность государства принимать позитивные меры, или воздерживаться от вмешательства в предоставление услуг здравоохранения, обрекает пациентов на ненужные страдания от боли, государства не только нарушают право на здоровье, но также могут нарушить обязательства по запрету пыток и жестокого обращения.
Докладчик призывает государства-члены ООН обеспечить доступность услуг снижения вреда и лечения наркозависимости, включая опиоидную заместительную терапию для людей, употребляющих наркотики, в частности для заключенных.

http://www.motilek.com.ua/2010-03-04-07 ... 56-05.html
 

knife80

Покойся с миром
Регистрация
29 Мар 2010
Сообщения
2,661
Адрес
ленинград
дак а хуле.. так и есть... по сути стоит только употребить не важно что и ты пиздец бесправный... а когда вмешивается острая физическая и душевная боль...
 

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,884
Адрес
СПб
Наркофобия: Как убить 2500000 человек

 
Последнее редактирование модератором:

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,884
Адрес
СПб
Голиченко прикольный,кстати чел.я частенько смотрю всякие ролики с ним и читаю его опусы.тем более он бывший мент и всю эту залупу российскую знает изнутри.


Открытое письмо Госдуме РФ родителей пациентов метадоновой терапии из Украины

Автор: Ирина Власова

В связи с недавним выступлением министра здравоохранения Вероники Скворцовой, 23 родителя украинских наркозависимых пациентов — члены общественной организации «Благотворительный фонд «Надежда и Доверие» — обратились с открытым письмом к депутатам Государственной Думы РФ.

«Мы прочитали в СМИ текст выступления главы Министерства здравоохранения Российской Федерации Вероники Скворцовой в Государственной Думе от 23.01.2013г., в котором она утверждает, что «метадоновая терапия ставит крест на больном сразу и приговаривает его к быстрой смерти в течение года-полутора после ее назначения».

Родители украинских пациентов утверждают, что их дети, в течение нескольких лет являются участниками программы заместительной терапии препаратами метадон и бупренорфин, что опровергает утверждение Вероники Скворцовой.

«До того как прийти на программу заместительной терапии наши близкие, страдающие синдромом хронической опиоидной зависимости, в течение долгих лет неоднократно пытались вылечиться: лежали в больницах, проходили реабилитацию в реабилитационных центрах, но все безуспешно. И только став пациентами программы заместительной терапии, они смогли существенно изменить свою жизнь к лучшему, укрепить свое здоровье, адаптироваться в социуме, устроиться на работу, родить и воспитывать здоровых детей. Мы, родные и близкие пациентов программы заместительной терапии, испытываем радость и гордость за успехи своих детей», — написали родители депутатам.

Родители опровергают утверждение министра, что подобные программы сворачиваются в цивилизованных странах: «Напротив — становятся более доступными. Они используются для лечения опиоидной зависимости больше 40 лет и на сегодняшний день применяются в 77 странах мира. В Украине данный вид лечения получают сегодня уже более 7 тысяч пациентов». Родители наркоманов, получающие заместительные препараты более 5–7 лет, написали также: «С сожалением наблюдаем, что за квалифицированной наркологической помощью в наши украинские программы обращаются тяжело больные из России. Часть из них, для того чтобы нормально лечиться, надолго уезжает из вашей страны».

«В стандартах лечения наркомании нет нейролептиков, которыми пользуются российские специалисты», — рассказал эксперт ВОЗ, заведующий кафедрой медицинской психологии Казанского государственного медицинского университета Владимир Менделевич. — Кодирование, которое в РФ также активно практикуется, — и вовсе мошенничество. Пока проблема лечения наркомании будет сферой политики, а не медицины, пока врачи будут презирать своих пациентов, не решая вопроса добровольного согласия на лечение, пока будут иметь лицензии видеолечение наркомании и операции на мозге, подниматься вопрос принудительного лечения — медицинская практика в наркологии России будет оставаться непрофессиональной», — заключил эксперт ВОЗ.

По словам Ирины Сухопаровой, матери пациентки программы заместительной терапии и Президента родительского движения «Благотворительный фонд «Надежда и Доверие», они обратились к депутатам Государственной Думы РФ, чтобы «некомпетентными или намеренно неправдивыми утверждениями чиновники не вводили в заблуждение высший государственный законодательный орган России, поскольку это лишает возможности тысячи больных людей сохранить свое здоровье и жизнь».

По данным ФСКН, в 2012 году в России 18 млн человек (13% населения страны) имели опыт употребления каких-либо наркотиков, до 3 млн делали это регулярно.

Материал с сайта: http://ria-ami.ru/news/74362






Пациенты программ заместительной терапии из Украины обратились к Министру здравоохранения России

181 пациент программ заместительной терапии из Украины призвали Министра здравоохранения России объективно рассмотреть успешный опыт применения ЗПТ и не озвучивать недостоверную информацию.



01 февраля 2013, Киев

23 января Министр здравоохранения Российской Федерации Скворцова В.И., выступая в рамках “Правительственного часа” в Государственной Думе заявила, помимо прочего, что «метадоновая терапия ставит крест на больном сразу и приговаривает его к быстрой смерти в течение года-полутора после ее назначения”[1].

В ответ на это заявление 181 пациент программы заместительной терапии (ЗТ) из Украины, многие из которых находятся в программе 7 и более лет, направили г-же Скворцовой, а также депутатам Государственной Думы РФ, открытое письмо. В своем письме они призвали Министра объективно рассмотреть успешный опыт применения заместительной в странах ближнего зарубежья (Украине, Литве, Латвии, Молдове, Кыргызстане), и прекратить предоставлять недостоверную информацию.

«Считаем своим долгом заявить, что мы, пациенты программы заместительной терапии, своим опытом и жизнями опровергаем это утверждение, не имеющее ничего общего с действительностью и дезинформирующее высший государственный орган России», – заявили пациенты программ ЗТ в своем письме.

Опиоидная заместительная терапия успешно применяется более чем в 60 странах, включая США, Канаду, Китай, Иран и Европейские страны, за исключением России и Турции[2]. Метадоновые программы так же работают во всех странах СНГ, за исключением России, Узбекистана и Туркменистана.

Опиойдная заместительная терапия рекомендована Генеральной ассамблеей ООН и Комиссией по наркотическим средствам[3], Экономическим и социальным советом ООН (ECOSOC)[4], Международным советом по контролю над наркотическими средствами (INCB)[5].

С открытым письмом пациентов можно ознакомиться на сайте Ассоциации участников заместительной поддерживающей терапии Украины www.astau.org.ua.
 

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,884
Адрес
СПб
Анна Каренина, как инструмент наркофобии.


Мы часто думаем, что наши предки были люди наивные и недалёкие. Бывает, правда же? Говоря «предки» я не имею в виду наших мам, пап, дедушек и бабушек, я говорю о тех, кто жил за сто, двести, пятьсот лет до нас.
Например, их (предков наших) терпимое отношение к наркотикам и к их потребителям в контексте литературы прошлых лет, некоторыми нашими современниками расценивается, как «неосознанное отношение к проблеме наркомании». Ни больше, ни меньше. Если быть точным, цитата дословно звучит так: «В те времена опасность наркомании ещё не была вполне осознана», принадлежит она Иосифу Гольдфайну, а речь в его опусе идёт, на секундочку, о Льве Толстом и его «Анне Каренине». Г-н Гольдфайн считает, что Толстой зря не акцентировал внимание читателей на проблеме морфинизма тех лет, всего лишь несколько раз упомянув всуе слово «морфий». И сразу всё становится ясным: не греховность мыслей и modus vivendi Анны Карениной уложили её под поезд, не её болезненное увлечение Вронским, а её пристрастие к морфию, который, кстати говоря, в те времена продавался в любой аптеке. Дальше – больше. Иосиф Гольдфайн предлагает увязать намертво антинаркотическую пропаганду и имя Анны Карениной. «Достаточно нескольких слов учителя, пары строк в учебнике литературы, и словосочетание «Анна Каренина» станет напоминанием об ужасах наркомании», - предлагает далее автор. Что это, шутка? Не смешно. Страшно. Стигма, наркофобия, словно раковая опухоль пожирает здравый смысл землян уже какой десяток лет. А ведь когда-то всё было не так…
Глядя на весёлые этикетки типа «Cough. The problem have been solved by Glyco-Heroin (Smith)», «Cocaine Toothache Drops«, «Forced March» with Cola nut and Coca leaves«, «Laudanum Poison« и им подобные, задаюсь мыслью: что же произошло с нами менее, чем за cто лет? Чем объяснить кажущееся легкомыслие наших предков в многочисленных вопросах наркопотребления? Глобальный пофигизм? Повальное увлечение человечества декадентством? Преступное нежелание трезво оценивать возможные последствия доступности наркотикосодержащих препаратов в аптеках того времени? Пусть на все три вопроса ответ положительный, однако, нельзя же в серьёз полагать, что мамы прошлых лет, дававшие свои детям микстуру против кашля на опии, были начисто лишены материнского инстинкта! Почему же опий в различных своих ипостасях на аптечных прилавках не вызывал у наших предков острого желания срочно принять эти микстуры? А кокаиновые производные «в ассортименте» не побуждали полицейских волочь преступных провизоров в участок? Почему мы ничего не знаем о вспышках эпидемий наркомании в викторианской Англии или дореволюционной России? И вообще, кроме знаменитых «Опиумных войн», косвенно связанных с наркопотреблением и напрямую с имперской политикой Британии тех лет, никакой «отягощающей наследственности» от тогдашней толерантности к наркопотреблению мы не ощущаем.
У многих литературных авторов эпохи «до объявления «War on Drugs» встречаются упоминания о наркопотреблении. Шерлок Холмс у Конан-Дойла стимулирует свой мозг инъекциями кокаина. Монте-Кристо и сам любил закинуться какой-то волшебной смесью, и гостей своих попотчевать этим же самым не забывал. Неужели кто-нибудь рискнёт привить «непримиримость к наркопотреблению» у подрастающего поколения, используя в качестве инструмента любимых литературных персонажей? Так, чтобы у каждого школьника при звуках гениальной музыки Дашкевича из советского «Шерлока Холмса» всплыли «воспоминания об ужасах наркомании» и мороз пошёл по коже? Надеюсь, такого не будет. Никогда. Кстати говоря, в литературе тех пор, отнюдь не отрицательные персонажи употребляли наркотики. У того же Дойла, например, курильщики опия, описаны, как несчастные, слабохарактерные люди, но никак не преступники. Они вызывают у читателя сочувствие, но уж никак ни агрессию. И таких примеров можно привести не мало. В принципе, я думаю, можно при желании поднапрячься и найти ту отправную точку в мировой литературе, когда наркопотребление из болезни превратилось в преступление. Похоже, всё же, что предки наши были мудрей, чем мы думаем.
Шарль Бодлер, Эдгар Алан По, Мишель Нострадамус, Фолкнер, Булгаков, Уорхол, Майлз Дэвис, Льюис Кэрролл, Леннон, Боб Марли, Черчилль, Высоцкий… Можно продолжать до бесконечности, все они в первую очередь гении, а уж потом — люди, имевшие опыт употребления наркотиков. Та же Анна Каренина в первую очередь страдала от любви, а потом уже принимала морфий, чтобы как-то от этой самой любви спастись, должно быть. Что же произошло в умах человечества? Почему наркопотребление первично в личностной оценке любого человека? Почему табак и алкоголь, ежегодно уносящие миллионы жизней доступны, относительно дешевы и в тренде, а марихуана, от которой не погибло ни одного человека — ЗЛО? Неужели голландцы реально мудрее всего остального человечества? Странно и страшно жить в это время — время ханжеского отношения к наркопотреблению. Страшно и мерзко потому, что все эти дискриминационные и антигуманные законы придумываются теми, кто в перерывах между сочинением подобных документов и сами не прочь «закинуться» или «курнуть». История циклична. И после тёмных веков всегда настаёт ренессанс. Мы застряли во временах тёмных, чернее чёрного, временах клеймения и дискриминации. Но так не может продолжаться вечно, верно?

Игорь Кузьменко,
enpud.org
а я утащил с Мотылька.
 

ŅарКОТварь

ПАДОНАК
Покойся с миром
Тор4People
Регистрация
8 Мар 2011
Сообщения
14,884
Адрес
СПб
Вот и поговорили

По единодушному мнению российских и зарубежных экспертов, инъекционное употребление наркотиков остается главной движущей силой эпидемии ВИЧ в России. Согласно статистике ООН, ежегодно жители РФ потребляют более 70 тонн героина, в связи с чем наша страна официально признана главным потребителем этого наркотика в мире. Власти РФ упорно противятся внедрению международных методов профилактики распространения ВИЧ и других инфекций в среде наркозависимых, причем наибольшее неприятие в России вызывает заместительная опиоидная терапия. Судя по всему, на ближайшие годы легализации этого метода лечения наркомании в нашей стране не предвидится. Зато обсуждение этого вопроса в рамках III Конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа в Восточной Европе и Центральной Азии получилось интересным.

Организаторы мероприятия поставили перед собой благородную цель объединить противников и сторонников заместительной терапии на одной площадке, создать, так сказать, пространство для плодотворной дискуссии. Впрочем, назвать происходившее в амфитеатре Центра международной торговли дискуссией у очевидца событий рука не поднимается.

Перед началом диспута руководитель группы по ВИЧ/СПИДу регионального офиса ВОЗ Гундо Вейлер напомнил, что заместительная опиоидная терапия одобрена Всемирной организацией здравоохранения и в настоящее время успешно используется в 68 странах мира, где ее получают в общей сложности более миллиона пациентов. Эффективность заместительной терапии оценивается ВОЗ как крайне высокая по сравнению с другими известными методами лечения наркоманов. К числу ее преимуществ относятся повышенная продолжительность жизни пациентов, снижение числа эпизодов рискованного сексуального и инъекционного поведения, снижение числа преступлений на почве наркомании, сокращение потребления нелегальных наркотиков, социальная адаптация пациентов, и, что наиболее важно для участников московской конференции – значительное снижение темпов распространения ВИЧ и вирусных гепатитов среди потребителей наркотиков.


Из презентации Олега Айзберга
Число получающих заместительную опиоидную терапию по странам:

Великобритания – 146 тысяч

Испания – 83 тысячи

Китай – 95 тысяч

Иран – 66 тысяч

Украина – 4 634 человек

Киргизия – 900 человек

Белоруссия – 70 человек



Представитель Белорусской медицинской академии последипломного образования Олег Айзберг сообщил собравшимся, что в настоящее время программы внедрения заместительной терапии прияты в 12 из 15 стран бывшего СССР. В числе воздержавшихся вместе с Россией остаются Таджикистан и Туркменистан. Однако если в развитых странах заместительной терапией охвачено от 20 до 60 процентов от общего числа потребителей опиоидных наркотиков, то в странах Восточной Европы аналогичные программы находятся на зачаточной стадии – лечение получают доли процента нуждающихся.

Олег Айзберг также привел результаты американского исследования, согласно которым один героиновый наркоман, получающий метадоновую терапию, недоплачивает наркомафии около 10 тысяч долларов в год. Похожие результаты были несколькими годами позже получены в Китае. В целом, по мнению Айзберга, рассуждения о национальной специфике тех или иных государств в отношении заместительной терапии беспочвенны: она оказывается одинаково эффективной и в ЕС, и в Китае, и в Иране.

Российскую сторону на мероприятии представляли заместитель начальника медицинского управления ФСИН Наталья Демушкина, заместитель директора ФСКН Николай Цветков, главный инспектор государственного антинаркотического комитета Михаил Габрильянц, руководитель отдела по ВИЧ/СПИДу Роспотребнадзора Александр Голиусов. Единственным защитником заместительной терапии среди выступавших представителей РФ оказался Владимир Менделевич, заведующий кафедрой медицинской психологии Казанского медицинского университета.

Больше всего аргументов против заместительной терапии прозвучало в выступлении госпожи Демушкиной. По ее словам, у российских наркологов есть своих подходы к лечению наркомании. Так, в медицинских учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний курс реабилитации завершают 86 процентов заключенных, причем все 100 процентов (!) пролеченных воздерживаются от употребления наркотиков в течение годичного периода наблюдения – в тюрьме и на свободе.


Из выступления Н. Демушкиной.
“В нынешнем веке ускоренный процесс развития техники и информационных технологий необратим, однако вместе с этим все более будет возрастать эпидемия хронической усталости и опосредованно связанная с ней наркотическая патология невротических и личностных синдромов. Преодолеть эту опасную тенденцию можно лишь совместными усилиями всех заинтересованных сторон. Именно сейчас остро стоит социотерапевтичекий вопрос о социотерапевтическом альянсе врача, психолога, педагога и социального работника на основе новейших достижений в области диагностики, лечения, реабилитации и профилактики”.

Демушкина также напомнила собравшимся, что, в отличие от Всемирной организации здравоохранения и зарубежных ученых, российские специалисты не имеют достоверных данных об эффективности метадоновой терапии.

Оспорить данные о стопроцентной эффективности лечения наркомании в учреждениях ФСИН попытался Владимир Менделевич. Он, в частности, сослался на статистику ГНЦ им. Сербского, согласно которой освободиться от наркотической зависимости удается приблизительно 9 процентам лечившихся по российским методикам пациентов. Что касается осужденных наркоманов, то, по данным Менделевича, 96 процентов из них возвращаются к наркотикам в течение первых трех месяцев после освобождения.

Менделевич выразил недоумение в связи с отсутствием у российских коллег данных о научной обоснованности заместительной терапии. “У меня вопрос: а действительно ли они хотят получить эту информацию? Кликните в поисковой системе, и вы увидите тысячи научных статей, посвященных метадоновой терапии”, - посоветовал он.

Впрочем, заместитель директора ФСКН Николай Цветков предложил не углубляться в тонкости наркологии, отметив, что лично он, как историк по образованию, далек от “психиатрических глубин”. Цветков заявил, что предыдущие выступления не поколебали горячую убежденность сотрудников ФСКН в необходимости сохранения действующего в России антинаркотического законодательства. Замдиректора ФСКН также напомнил, что опиумные войны в позапрошлом веке едва не привели к уничтожению Китая, и что в настоящее время Россия находится под беспрецедентным героиновым давлением со стороны Афганистана.

Предположение о том, что перевод наркоманов на потребление легальных субстанций может сократить доходы наркомафии, Цветков считает неверным. “Хорошо что у вас есть такие данные, у нас столь точных данных нет, но уверяю вас, что наркобизнес сделает все, чтобы компенсировать эти вынужденные потери”, - сказал он, обращаясь к Олегу Айзбергу.


Из выступления Николая Цветкова
Если учесть, что наша страна подвергается колоссальному внешнему героиновому давлению, я не буду сейчас говорить о внешнем метадоновом давлении, хотя пора, наверное, и этот термин вводить в обиход… 90 с лишним процентов наркоманов употребляют опиатные наркотики афганского происхождения. В этой ситуации уповать на то, что мы каким-то образом сократим сегмент финансовой подпитки наркобизнеса за счет предложения альтернативных наркотиков нашим наркозависимым, как минимум, наивно. Хотя, я думаю, что тут не только наивность присутствует.

Руководитель отдела по ВИЧ/СПИДу Александр Голиусов также предложил не увлекаться дебатами о применимости или неприменимости заместительной терапии. По его словам, основная проблема в настоящее время заключается в том, что в России нет специалистов, готовых к применению этого метода лечения: возможностей для этого нет ни в региональных СПИД-центрах, ни в психиатрических клиниках, ни в ФСКН, ни в МВД. В такой ситуации Голиусов предлагает зарубежным организациям воздержаться от излишнего давления на Россию. “С моей точки зрения, когда меня подталкивают, и еще подталкивают так настойчиво, это всегда вызывает определенное противодействие, и требует гораздо большего убеждения, (…) форсирование событий может привести к обратному результату”, - предупредил Голиусов.

Последний докладчик с российской стороны, главный инспектор Государственного антинаркотического комитета Михаил Габрильянц считает зарубежный опыт применения заместительной терапии отрицательным. Однозначным свидетельством этого, по его словам, является тот факт, что в ряде стран в дополнение к метадоновой терапии разрешается заместительная терапия героином. “Как ни крути, это все капитуляция перед проблемой, и, может быть, то, что предлагается заложить в основу государственной антинаркотической стратегии Российской Федерации – это позитивная альтернатива”, - заявил он. Что именно предлагается заложить в основу, докладчик не уточнил.

Видимо, заранее смирившись с тем, что цифры и графики не окажут на оппонентов заместительной терапии нужного эффекта, организаторы решили завершить конференцию выступлением Ольги Беляевой – сотрудницы Международного Альянса по ВИЧ/СПИДу в Украине. Ольга – бывшая потребительнца инъекционных наркотиков, в течение нескольких лет участвующая в программе заместительной опиоидной терапии. У нее есть работа, высшее образование, семья и ребенок. К слову сказать, принять участие в конференции на территории РФ, где оборот заменителей опиоидных наркотиков запрещен, Беляева смогла благодаря тому, что получает бупренорфин. Этот препарат обладает пролонгированным действием, и, в отличие от метадона, его можно принимать не ежедневно, а дважды в неделю.



“Если у вас болит живот, разве вам интересно, что является действующим веществом препарата? (…) Поверьте, заместительная терапия – это не наркотики, а лекарства”, - уговаривала аудиторию Беляева. Выступление украинской докладчицы закончилось овацией зала. Впрочем, представители ФСИН и ФСКН предпочли от аплодисментов воздержаться.

Михаил Алексеев

(с) medportal.ru
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,332
Современная Россия в некоторых аспектах оказывается рядом со слаборазвитыми странами Африки. При этом, именно СССР был одной из первых стран в мире, начавших проводить поддерживающую терапию опиатами.

„В конце 1920-х и начале 1930-х годов, вопрос наемного труда и рабочей силы стал настолько важным для советского правительства и его политики, что фактически способствовал утверждению нового концептуального подхода к лечению опиатной зависимости. Возникший под влиянием работ Эрнста Джоэла (1893-1929), опубликованных в Германии в 1920-х годах и впервые переведенных на русский язык в 1930 году, этот подход опирался на идею назначения поддерживающих доз опиатов людям, страдающим зависимостью от морфина и героина, для того, чтобы улучшить их социальное функционирование и содействовать трудовой занятости наркоманов. Как будет описано ниже, в Советском Союзе к этому времени поддерживающее лечение пациентов с опиатной зависимостью не было новым подходом. Однако программа, которая была впервые внедрена в Ленинграде в 1930 году Н.В. Канторовичем и его коллегами, отличалась от других уникальным названием. Канторович полностью разделял взгляды Джоэла и был согласен с тем, что употребление опиатов само по себе не приводит к утрате работоспособности наркоманов. По мнению Джоэла, причины безработицы и страданий этих людей – это, в основном, их постоянная озабоченность поисками морфина, усилия, прилагаемые для приобретения дозы, страх, унижение, финансовые проблемы и необходимость вести подпольную жизнь.

Основываясь на таком понимании, Канторович и его группа решили организовать поддерживающую программу (между прочим, ее чаще называли «снабжением наркотиками», а не поддержкой – последний термин отражал советский опыт экономических трудностей, требовавших ведения политики «продовольственных поставок» и «пайков») для людей, страдающих зависимостью от опиума, морфина и героина. Были разработаны четкие правила и критерии отбора участников. Эта программа, в частности, предназначалась для тех «неизлечимых хронических наркоманов», которые могли потенциально стать как продуктивными в смысле трудоспособности, так и социально полезными членами общества.

Антисоциальные «криминальные наркоманы», которые «дошли до ручки» и деградировали, не подлежали приему в программу, как и те, кто ранее не лечился, или чье лечение было «недостаточным». Технические аспекты программы включали подбор дозы и предоставление привычного наркотика по выбору пациента (героин, морфин или настойка опия) в количестве, достаточном только для предотвращения развития абстинентного синдром.

«В 1936 году Канторович опубликовал свою статью о результатах шестилетнего исследования поддерживающей терапии опиатами в Ленинграде, этот метод оказался более эффективным в повышении социального функционирования и трудоспособности, а также в снижении уровня криминального поведения пациентов, по сравнению с другими методами,
описанными исследователями раннего советского периода, которые использовали постепенные, быстрые или одномоментные способы отнятия опиатов.

Однако именно в этот момент истории советского народа, государство было накануне запуска своего собственного «эффективного» и самого смертоносного «лечения» «преступников» и всех других «антисоветских элементов», включая наркоманов. »

Не желая оглядываться на прошлое своей профессии, некоторые психиатры и наркологи постсоветского периода все еще продолжают искать волшебную пулю для уничтожения наркомании (и остаются довольными жестокой политикой запрета заместительной терапии опиоидами, которую проводит российское правительство) – сталинский режим уже нашел ее в 1937 году.
В Москве, где репрессивные меры были направлены, в основном, на «притоны» и их порочных обитателей, распространенность потребления наркотиков снизилась, согласно одному из источников, «только с середины 1930-х годов» с 90 случаев на 10000 населения в 1932 году до 9 случаев на 10000 населения в 1940 году.»

© А. Латыпов. Евразийская сеть снижения вреда
 

knife80

Покойся с миром
Регистрация
29 Мар 2010
Сообщения
2,661
Адрес
ленинград
нет слов... просто нет слов
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,332
Из доклада В.Д.Менделевича (профессора, эксперта ВОЗ и т.д.) „Опиоидная заместительная терапия: аргументы и факты", подготовленного по просьбе омбудсмена РФ В.Лукина в мае 2011 г.

Причины необходимости внедрения ЗПТ в РФ:

- низкая эффективность лечения героиновой наркомании (7-15% годовых ремиссий)
- высокий уровень криминальной активности среди героиновых наркоманов
- опасность распространения ВИЧ-инфекции (59,5% в 2010 году - инъекционный путь)
- экономическая выгода (по данным ФСКН стоимость одного курса лечения (дезинтоксикации) составляет $700, в среднем один пациент проходит 3 дезинтоксикации за год ($2100), а годовой курс ЗПТ – не более $1000)
- улучшение социального статуса пациентов

Причины отсутствия в РФ ЗТН.

Объективные:

- Пункт 6 статьи 31 Федерального закона от 8 января 1998 года № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», запрещающий «лечение наркомании наркотическими средствами и психотропными веществами, внесенными в Список II». В список II входит бупренорфин, в список I – метадон.

Субъективные:

— использование оппонентами выводов, построенных на ложной или антинаучной информации:
- мифы о том, что метадон и бупренорфин вызывают более тяжелую наркотическую зависимость, что их бесконтрольно выписывают пациентам (даже тем, кому необходимо обычное лечение), что попытка внедрения ЗПТ в РФ финансово и политически выгодна западным спецслужбам и др.
− опасение, что лекарственные препараты для ЗПТ будут уходить на «черный рынок».
− отсутствие информации о реальном фармакологическом действие метадона и бупренорфина
- терапевтический максимализм врачей, убежденных, что возможно излечение от наркомании и не существует «неизлечимых пациентов».
- опасение врачей, что после внедрения ЗПТ, контроль за их деятельностью со стороны ФСКН избыточно усилится и нарушит сложившийся порядок.
− этические принципы современной российской наркологии, расценивающей ЗПТ как «наркотический паек».
− доминирование в российской наркологии антинаучных стандартов лечения.

Рекомендации по внедрению ЗПТ в РФ.

Здравый смысл и реальная российская ситуация позволяют в настоящее время нацеливаться исключительно на высокопороговые ( с четким регламентированием) программы ЗПТ.
Это предопределяет выработку достаточно жестких критериев для включения пациентов в подобные программы (таких, к примеру, как в Швеции).
Для стран западной и восточной Европы традиционными являются следующие условия при добровольном вхождении больного в программу ЗПТ:
длительность опиоидной зависимости (стаж заболевания) от 1 до 5 лет, возраст не моложе 18-21 года, безуспешность попыток (от 2-х до 3-х) лечения в прошлом, наличие ВИЧ-инфекции.
Помимо этого в ряде стран регламентированы места специализированные проведения центры, ЗПТ подразделения – в государственные государственных наркологических учреждениях, частные клиники или кабинеты, аптеки.

Для РФ адекватными при внедрении программ ЗПТ могла бы стать совокупность таких требований как:

1) наличие опиоидной зависимости в течение не менее 5 лет;
2) наличие у пациента ВИЧ-инфекции;
3) более 3-х неудачных попыток лечения от наркотической зависимости;
4) комиссионный характер принятия решения о включении пациента в программу
5) наличие в программе психосоциальной поддержки и психологического консультирования;
6) в случае нормализации его психосоматического состояния ориентацию пациента на постепенный ступенчатый процесс уменьшения доз препаратовзаместителей с целью достижения полной ремиссии;
7) добровольность участия и прекращения терапии.
8) организация ЗПТ в рамках медицинской службы ФСКН.
 

knife80

Покойся с миром
Регистрация
29 Мар 2010
Сообщения
2,661
Адрес
ленинград
Зорица,спасибо,Вася-спасибо)
по теме: мне очень че то взгрустнулось...особенно где субьективные...
дремучий лес,Азия блять... россияне ни чем не лучше второсортных таджиков и узбеков по менталитету...
внатуре,блять,молотком глушить в подьездах
 

lexaхим

Тор4People
Регистрация
10 Июн 2010
Сообщения
925
Адрес
белая русь
:sh_ok:
Такое ощущение что российские представители власти и есть те самые , крышующие российских и афганских наркобаронов... Патамушто все сказанное ими по поводу метадоновой програмы 100% пиздеш. :ne_vi_del: я не понимаю как такую хуйню по поводу ЗТМ вапче можно говорить , абсолютная некомпетентность, пиздеж пиздеж и ешо раз пиздеш, ребзя поверте старому нарку , шо ЗТМ это рельный шанс вапче уйти в пожизненный ремис, первое шо для этого нужно , это не пытаться кайфануть от метадона т.е. подобрать минимальную дозировку,кароч дозу-шоб не харило ифсе патамушто при большой дозировке нужно гораздо больше времени чтобы окончательно спрыгнуть уже с меда.
Ну аешо канеш нужно огромное желание вернуться к нормальной жизни, чтоб зависимость так остопиздела шо нехоцца жить...
Я сам учасник ЗТМ в Белараше, полностью наладил свою личную жизнь, продали квартиру в городе купили дом в райцентре , делаем с женой ремонт, любимая счастлива.... с 8ми летним сыном стали гораздо ближе. :up:
Собираюсь по лесенке скидывать дозу и даст бог ,через год, полтора выйду в чистую в чистую жизнь..
Канеш очень жаль что российские чиновники не пускают ЗТМ в Россию, ублюдки.. хуле потребление герасима сократиться, прибыли упадут по самое нехочу...
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,332
Фрагменты из статьи неоднократно здесь упоминаемого Владимира Менделевича „Заместительная терапия наркомании – новая проблема биомедицинской этики и медицинского права".

Российская наркология фактически исповедовала (и продолжает исповедовать) репрессивную немедицинскую стратегию в оказании помощи пациентам, которую трудно сравнить даже с психиатрической. Одним из наиболее ярких примеров тому является практиковавшаяся долгие годы и имеющая широкую поддержку сегодня принудительная терапия больных алкоголизмом и наркоманией в условиях т.н. лечебнотрудовых профилакториев (ЛТП), в которые пациент направлялся на деле не на лечение, а на «исправление от вредной привычки и аморального (паразитического) образа жизни».
Чиновниками от российской наркологии, а также рядом практикующих наркологов выдвигалось предложение о том, что «не следует избавлять наркоманов от так называемых ломок, поскольку тем самым снижается их социальная опасность». Т.е. исповедовалась тактика мучения в назидание.

Одним из основополагающих терапевтических принципов российской наркологии является принцип «отказа от употребления ПАВ». Суть его сводится к тому, что перед пациентом ставится условие, выполнение которого напрямую влияет на объем предлагаемой ему официальной медициной помощи и является решающим фактором для госпитализации в стационар и включения пациента в реабилитационные программы. Это условие – самостоятельный отказ от употребления любых психоактивных веществ до назначения лечения. Этическая сторона вопроса заключается в том, насколько обоснованным может считаться требование врача к пациенту избавиться от симптома (патологического влечения к ПАВ) до начала терапии? Можно предполагать, что существование подобного условия диктуется позицией врачей наркологов, в соответствии с которой они рассматривают влечение к ПАВ в качестве «вредной привычки» или «нравственного изъяна», от которого усилием воли можно избавиться. Либо подобным образом они отсекают от терапии «неперспективных пациентов», отличающихся отсутствием или недостаточной мотивацией лечиться.
Возникает парадокс – если пациент способен самостоятельно преодолеть патологическое влечение к наркотику или алкоголю, то какова дальнейшая роль врача? Ни в одной иной медицинской специальности не существует подобного требования к больным. К примеру, условие, поставленное перед больным шизофренией перед его госпитализацией – предварительно избавиться «своими силами» от бреда воздействия было бы воспринято в лучшем случае как шутка.

Российская наркология исходит также из принципа требования одномоментного отказа пациента от употребления ПАВ, не беря в расчет существование иного принципа – поэтапного снижения дозы ПАВ и ступенчатого выхода в ремиссию.
Столь ярая категоричность приводит к тому, что пациенты либо отказываются от традиционной наркологической помощи, либо выбирают самостоятельное регулирование этого вопроса путем постепенного снижения дозы наркотика или поиска его заменителей.
В случае с опиоидной зависимостью часто в качестве заменителей выступает алкоголь или нелегальные («уличные») наркотики, обладающие меньшей наркогенностью. Можно утверждать, что «принцип отказа от ПАВ» противоречит этическим нормам, рекомендующим «помогать всем больным без различия».

Еще одной этической проблемой современной российской наркологии следует признать проблему т.н. «оплаченной анонимности».
В соответствии с действующими инструкциями больной алкоголизмом или наркоманией, изъявляющий желание лечиться анонимно без оформления наркологического учета, обязан оплачивать терапию, которая могла бы быть ему предоставлена бесплатно в случае отказа от анонимности. Этическая сторона вопроса заключается в том, можно ли считать соответствующим принципам биомедицинской этики взаимосвязь анонимности терапии с ее оплатой?

Как известно, в Российской Федерации заместительная терапия запрещена законом и вследствие этого не применяется («запрещено лечение наркомании наркотическими средствами и психотропными веществами, включенными в список II»). Тогда как в подавляющем большинстве стран бывшего СССР имеются законодательные акты, позволяющие ее использовать.
Программы заместительной поддерживающей терапии во всех странах включены в систему оказания наркологической помощи больным опиоидной зависимостью в качестве дополнительного способа и ни в одной стране не привели к свертыванию иных программ.
Однако до настоящего времени ведется дискуссия о том, как часто и в каких случаях следует прибегать к их помощи, должно ли быть ограничение по времени пребывания в данных программах, какие дозы препаратов считать допустимыми. Споры в медицинской среде об этической стороне заместительной поддерживающей терапии давно прекращены.

С этических позиций отсутствие заместительной терапии в РФ ставит российских пациентов в особое (ущербное) положение. Они не могут получить всего объема помощи, которую они получили бы, если бы оказались в другой стране мира.
Этически необоснованным следует признать и то, что доминирующий в российской наркологии принцип «отказа от ПАВ» фактически является дискриминационным, поскольку не позволяет большей части больных (до 70%) получить квалифицированную научно обоснованную помощь (в виде заместительной терапии).

Заместительную поддерживающую терапию опиоидной зависимости (героиновой наркомании) можно рассматривать как одну из наиболее этически оправданных и гуманных методик. А ее запрет, как нарушение принципов биомедицинской этики и медицинского права.
 

knife80

Покойся с миром
Регистрация
29 Мар 2010
Сообщения
2,661
Адрес
ленинград
жечь в печах наркоманов ебучих и все!!!
пытать и пиздеть!!!!
Ройзмана клонировать и в каждый город мэром посадить!!!
за русь в метро взорвусь!!!
 

knife80

Покойся с миром
Регистрация
29 Мар 2010
Сообщения
2,661
Адрес
ленинград
Интервью заместителя Министра иностранных дел России Г.М.Гатилова «РИА Новости», 8 октября 2013 года

(по поводу окончания сессии Совета ООН по правам человека)


Г.М.Гатилов: Строя свои подходы к работе на правозащитном направлении внешней политики, мы исходим из того, что деятельность международного сообщества в этой сфере должна служить на благо человека и человечества. Права человека нельзя использовать как предлог для нарушения международного права, оправдания интервенций и санкций, узаконивания определенных видов практики, губительных для личности и pазрушительных для общества.

Вопрос: Поясните, пожалуйста.

Г.М.Гатилов: Например, сейчас риторика в области прав человека активно используется для подведения базы под применение силы в обход международного права и Устава ООН, введение жестких экономических санкций и ограничений. Если переместиться в несколько иную область, то такая же риторика используется для пропаганды заместительной терапии при лечении наркозависимости, легализации практики усыновления детей однополыми сожителями, эвтаназии и так далее. Все это нам неприемлемо. И мы будем активно выступать против этого на всех международных площадках.

интервью зам министра иностранных дел России(выдержка из интервью в моей интерпретации простите гопаря) Г,М, Гатилова риа новости от 8 октября 2013
 

Мутные Глаза

Тор4People
ДС Камрад
Регистрация
4 Мар 2013
Сообщения
658
блять ублюдки
искренне сочувствую жителям РФ. и речь не только о ЗТ
 

зорица

Местный
Регистрация
22 Мар 2013
Сообщения
1,332
Я грешным делом, подумала, что этот дипломатический высер направлен ислючительно в сторону российской публики. Но они это позорище не только на сайте МИДа, а еще и сайтах российских посольств выложили :shiza: В каждом предложении - логические ошибки :D
для пропаганды заместительной терапии при лечении наркозависимости, легализации практики усыновления детей однополыми сожителями, эвтаназии и так далее. Все это нам неприемлемо.
Ничего, что заместительную терапию ООН пропагандирует. На страже „блага человека и человечности" остались стоять Россия, Туркменистан (спасибо, Великий Туркменбаши) и страна идей Чучхе во главе с их молодым вождем :D
 
Сверху Снизу