Глеб Олисов ~DiS~ Рассказы и очерки. ч.2

B

Bullett

Waiting for the miracle…
Одиночество станет теперь твоим верным и единственным спутником на
долгое время. Где бы ты не был, с кем бы ты не разговаривал, не
пил вино, не занимался любовью – ты все равно будешь один,
опустошающе, изматывающе один.
После того, как героин выйдет из тебя, после недели боли, пота,
бессонных ночей и рвоты ты поймешь, что вместе с ним из тебя вышло
все. Краски, запахи, звуки, ощущения, эмоции – все это ушло вслед
за героином, в поту, в рвоте и в моче.Вместе с желчью из печени
ты, незаметно для себя выблевал солнечный спектр, когда ты не мог
слезть с унитаза и загибался от желудочных колик, вместе с
отвратительно пахнущей жижей ты выдавил чувства, а пот, мерзкий
вонючий кумарный пот растворил в себе звуки, и пропитал ими твою
желтоватую простынь…
В мире остался один цвет – серый, его оттенки наполняют все, что
ты видишь. Небо, солнце, трава, деревья – всё это стало
безвкусным, пресным, и серым. Внутри тебя – тишина, даже если ты
стоишь посреди шумного проспекта, звуки мира не проникают тебе в
мозг, их нет…Самая изысканная еда по вкусу похожа на жеванную
бумагу, напитки – отдают затхлостью и гнилью, духи девушки,
прошедшей от тебя в шаге и задевшей тебя полой своего плаща по
запаху напоминают слежавшуюся пыль в давно заброшенном доме…
Детство, ты его помнишь смутно, но все равно, в памяти остались
фрагменты того безумного, чистого, светлого счастья, которым ты
встречал каждый день. Просыпаясь в своей маленькой кроватке ты
улыбался миру за окнами, дождю, ветру, солнцу, для тебя не было
плохой погоды, плохого настроения, мрачных мыслей. Распирающее
каждую клеточку твоего тела счастье было с тобой всегда, пока ты
был маленьким….Теперь же, каждое утро ты готов встречать площадной
бранью, для солнца припасены солнечные очки, а та яркая трава,
которая так привлекала тебя десятилетнего своей сочностью, запахом
и видом, пожухла и завяла, хотя лето только наступило…
Девушка, та самая прекрасная, желанная и любимая, твоя подруга и
любовница, советчик и критик, перенесшая твой торч и не бросившая
тебя, как это сделали подруги множества твоих приятелей, стала для
тебя чужой. Ты перестал восхищаться ее лучистыми глазами, с
трепетом ласкать ее тело, целовать ее мягкие, отзывчивые губы.
Тебе нечего ей даже сказать, ты просто смотришь на то, как она
изменилась за то время, пока ты был вне этого мира, пока твоим
другом был героин, ты замечаешь горькие складки в углах ее рта, ты
видишь, что улыбка ее очень редко появляется на лице. Так или
иначе, героин отравил и ее, несильно, но все таки…И хотя она
говорит о любви, о будущем, о том, что все будет хорошо, ты
понимаешь, что это все ложь. Вы стали друг другу чужими, вы в
разных слоях пространства, между вами стена. И от этого тебе даже
немного больно, ты удивляешься, прислушиваешься к этой боли как бы
со стороны, словно она не твоя, а чья то. А девушка плачет. Она
стала часто плакать, особенно после того случая, когда тебя нашли
в квартире уже синеющим и с остановившейся дыхалкой…Тогда тебе
повезло, тебя откачали. По крайней мере все так говорили – повезло
тебе. А теперь ты понимаешь, что никакого везения не было и в
помине. Жаль, что спасли.
Это только в фильме «На Игле» героин очень легко отпускает людей.
Ломка, легкая депрессия, разбавленная пивом, поездка в Лондон,
работа, выгодная сделка, последний укол – и главный герой, кинув
своих корешей, счастливый и полный надежд отправляется начинать
новую жизнь, в которой не будет никакого героина. Это все вранье,
и все это знают, но все равно, по десятому разу смотрят фильм, и
многозначительно кивают головами – мол да, грамотный фильм. Не
стоит разбивать иллюзии, особенно когда привык жить в розовых
замках годами – не выдержишь акклиматизации в реальном мире.
Исчезнешь.
Ты понимаешь такие несложные вещи, поэтому фильм «Пуля» не
убирается из видеомагнитофона. Тебе ближе Бутч Штайн, нежели Марк
Рентон, ты уже не веришь в счастливую Голландию, ты очнулся
посреди Бруклина. Ты одеваешься так же как и Пуля, носишь плеер в
заднем кармане джинсов, темные очки, наушники…С музыкой легче, она
заполняет пустоту в голове, хоть ты через пять минут не можешь
вспомнить, какую песню ты слушал только что. Главное – чтобы не
было этой пустоты и тишины в голове.
Твои постаревшие и поседевшие родители находят тебе психиатра,
выдают антидепрессанты и снотворное, подлечивают твою печень и
подолгу ведут с тобой разного рода беседы. Вернее, не беседы. Это
монологи, а ты – зритель, ты смотришь на опухшее от слез лицо
матери, на мертвые глаза отца и молчишь. Тебе не важен смысл слов,
для тебя родители тоже стали чужими…Психиатр подолгу внушает тебе,
что все будет хорошо, что жизнь не кончилась, надо вытерпеть этот,
самый тяжелый период после отказа от наркотиков, подбадривает
тебя, расспрашивает о планах на будущее, о девушке с погасшей
улыбкой.
После таких разговоров тебе хочется одного – вернуться обратно. В
тот мир, где ты был спокоен, самодостаточен, независим. Где все
проблемы, головные боли, нервяки, негативы смывались с запыленных
извилин одной мощной теплой волной. В тот мир, где каждый день
напоминал предыдущий, где не было времени и движения. Ты слишком
долго жил там, а теперь, в новом мире ты ощущаешь себя пришельцем,
или человеком, проснувшимся после длительной спячки. Это не твой
мир, хоть ты и пришел сюда много лет назад. Неуютно тебе тут,
плохо, больно и некомфортно.
По ночам, в темноте, нарушаемой лишь фарами проезжающих по улице
машин, ты лежишь без сна и думаешь, думаешь, думаешь…Ты знаешь,
что билет в твой мир легко можно купить, в твоем же доме, двумя
этажами ниже, и каждый день толпы таких же туристов как и ты
посещают квартиру, где зеленый, бледный и тощий Карлен за скромную
сумму денег вручает каждому путевку в тишину. Ты уже давно не был
там, прошло больше месяца, ты соскучился по тишине…
Ты сам не понимаешь, почему произошло так, что тебе пришлось
выбираться наружу из опийного покоя. Ни слезы матери, ни
молчаливая скорбь девушки, ни начавший пить отец не были для тебя
мостиком в этот мир. И не отсутствие денег вынудило тебя начать
путь в другую жизнь, отнюдь, деньги у тебя были, и есть. Откуда?
При желании можно найти любые деньги, ты это очень хорошо постиг и
отшлифовал. Все методы и поступки хороши, когда тебе надо
погрузиться в теплое молчание. Криминал, торговля, воровство,
вранье – это так естественно для тебя. Ты уже привык к этому.
Так почему же ты сидишь один, отгородившись от всех, отключив
телефон и не покидая квартиру, чтобы не встретиться со старыми
коллегами и земляками? Почему ты продолжаешь жить не живя,
существовать, волочь себя по этому миру? Ты не знаешь…Что то
внутри тебя не хочет обратно, это наверно тот самый малыш, который
радовался солнцу и дождю, он не вырос, он всегда был в тебе, но
сейчас он почти задушен тобой же. Но сопротивляется, хоть и
маленький…И ты держишься. Остаешься еще на день здесь…
Самое для тебя тяжелое, что тебе не с кем поделиться своей болью.
Ни мать, ни отец, ни девушка, ни даже профессиональный психиатр не
годятся тебе в собеседники. Очень часто звучит фраза «Мы понимаем,
как тебе сейчас тяжело», ты ненавидишь ее, как только ты слышишь
ее, тебе хочется вскочить и разбить лицо говорящему человеку. «Как
ты можешь понимать то, о чем не имеешь ни малейшего представления?
Побудь в моей шкуре хоть час, хоть сутки – ты взвоешь! Как можно
так легко рассуждать о том, что не ваше, о том, что чужое?» Тебе
не открыться. Ты никому не веришь, да и нет таких слов, которыми
можно выразить твое состояние.
Как объяснить, что каждый день оставляет в твоей душе кровоточащий
разрез, что одиночество и безысходность выматывают тебя покруче
любой бессонной ночи, что тебе страшно, тоскливо и безумно больно?
Как подобрать слова, чтобы выразить тот страх, который наполняет
тебя при мысли о том, что такое состояние будет длится еще долго….

Умный психиатр сказал: «У тебя эндорфины не вырабатываются,
поэтому и депрессия. Эндорфины – гормоны удовольствия,
человеческий наркотик, обезбаливающее и тонизирующее одновременно,
они отвечают за настроение, за общее состояние, за душевный
настрой. А когда ты вводил в себя героин, ты вплескивал огромное
количество заменителей эндорфинов. И делал это системно, каждый
день. Немудрено, что организм решил завязать с выработкой этих
гормонов – а зачем, когда каждый день по грамму диацетилморфина
залетает? И так неплохо. А когда перестал героин поступать,
организм гормоны удовольствия по инерции не вырабатывает, отвык. И
должно пройти много времени, прежде чем эти гормоны зашуршат в
твоей голове.»
Вот так, все научно объяснили. Все в порядке, это просто кран в
башке сломался. Скоро придет водопроводчик (ну а поскольку он
пьяный, точного времени его прихода никто не знает) и все починит.
И потечет водичка по новой. А пока нет водопроводчика – что
делать? Грязным ходить? Нет ответа.
Девушка твоя, устав от попыток что-то выяснить, что-то наладить,
чем-то помочь ушла от тебя. Насовсем.Поняла, что не нужна она
тебе. Бестолку все. Найдет себе нормального мужика, выйдет замуж,
детей родит…Всяко лучше чем с молчаливым полусумасшедшим парнем с
безумным взглядом сидеть и ждать, ждать, ждать….
Любая боль затихает, уменьшается. И твоя боль тоже идет на убыль.
Ты начинаешь чувствовать себя лучше, начинаешь на полном серьезе
строить какие то планы на будущее, ты сдавал анализы на ВИЧ и
очень нервничал перед получением вердикта врача. Пару недель назад
ты бы и ухом не повел,если бы тебе сообщили, что анализ показал
наличие вируса в крови. А тут – полночи курил, пил воду, в
больницу прибежал за полчаса раньше. Чистый. Обратно летел как на
крыльях. Чистый! Значит, поживем еще?
Проходит еще время. У тебя уже есть работа. Там про твое прошлое
никто ничего не знает, а ты и не распространяешься на эти темы,
лишь прячешь кисти рук поглубже в рукава да отводишь взгляд, когда
речь в курилке заходит о наркотиках. Ты забыл уже большую часть
телефонов барыг и «ног», ты перестал всматриваться в людей на
улице, видя в каждом из них опера или обноновца. Ты начал пить
пиво, изредка ходить в клубы, в одиночку правда. Старых друзей уже
нет, а новых еще не завел. Но тот факт, что хочешь их завести уже
говорит о многом.
На одном из концертов ты знакомишься с красивой девчонкой, которая
безбашенно отплясывала у самой сцены. Пиво, беседы, медленный
танец, снова беседы, ты чувствуешь абсолютно новые ощущения, тебе
хочется проводить с ней все больше времени, ты уже и забыл, когда
в последний раз был настолько романтичен. Свидания, поцелуи,
взаимная симпатия растет и крепнет, потом – ночь. Безумная,
прекрасная ночь, ты вычерпан до дна, устал, но чувствуешь себя
счастливым. Ты ничего не говоришь о своем прошлом, скрываешь его,
боясь, что она не поймет и отвернется от тебя….
А потом мать твоей новой девушки, будучи в сильном подпитии
рассказывает тебе, что дочь ее, оказывается долгое время сидела на
игле, и вот год назад только слезла, и стала оживать, благодаря
тебе…И ты открываешься своей подруге, долгая, сумбурная беседа,
встреча двух одиночеств, новые факты из биографий не оттолкнули
вас друг от друга, наоборот, возникла еще более тесная близость…
И ты понимаешь, что все хорошо.
Как-то вы ехали в метро, из гостей, слегка пьяные, веселые, вагон
был почти пустой, лишь напротив вас сидел и дремал какой то
парень.Присмотревшись к нему ты понимаешь, что он не пьян, а в
сопли убит героином. С трудом поднимает глаза, часто чешет лицо,
движения вялые, зрачков вообще нет…И твоя подруга тоже напряглась
и смотрит на обсаженного кренделя.
В тебе всплывают старые воспоминания, тишина, тепло, и в какой то
момент ты ловишь себя на мысли что зол на этого торчка, потому что
ему сейчас очень ништяково. Ты хочешь оказаться на его
месте…Девушка твоя молчит.
- Да, убрался он в хлам конешно
— Ага. Прямо завидно.
— Мне тоже, блин, везет же некоторым, сидит, рубится, ништяк ему…
— Я слышала, что у меня в подъезде снова банчить начали, говорят
кайф хороший.
— Интересно, почем нынче? Я уж давно отошел
— Ну – грамм 800, половина 400, четверть 200, там еще чекарями
торгуют
Ты прикидываешь наличность, что лежит у тебя в заднем кармане
джинс. После того как ты бросил торчать и стал работать деньги
были постоянно. В кармане лежит сумма как раз на грамм.
- Слушай, а может заморочимся разок? У меня мать как раз уехала,
нас никто не пропалит, останешься у меня ночевать, а, милый? А то
нахлобучило сильно, к тому же мы разок всего….
— А ты сможешь взять то у себя, а то это ж не мой район, а твой…
— Смогу ли я взять? Да ты что? Конешно смогу, никаких проблем…
Поезд метро останавливается на нужной вам остановке. Вы быстрым
шагом выходите из вагона, направляетесь к эскалатору, чуть ли не
бегом
- Надо баяны купить.
— Купим. И димедрол, если есть
— У меня дома есть, милый.
— А сколько брать будем?
— Ну….Не знаю…Четверть мало….Может половину?
— Мы ж хотели по разу
— Ну да – половину продвигаем и все…
— Ладно.
Малыш внутри тебя медленно сворачивается в позу эмбриона и
замирает.
Вы бегом бежите к маршрутке, две остановки, отдаешь деньги
подруге, она заходит в подъезд, через пару минут (которые кажутся
тебе часами) выбегает. На лице — улыбка, которую ты видел у нее
лишь во время бурных ночей.
- Ну как?
— Все отлично, взяла, пошли ко мне!
Он умеет ждать. Иногда он отпускает поводок, и ты чувствуешь себя
свободным, но потом поводок натягивается, и ты, влекомый неведомой
силой мчишься обратно. К нему.
P.S. Через пять месяцев после того дня его выгонят с работы. Он
начнет торговать героином. Она, попав в отдел во время операции
«Мак» с героином на кармане сдаст его (да и не только его, всех
кого знала сдаст) мусорам. Он чудом выкрутится из этой заварушки и
ляжет на дно. Она, потеряв его поддержку и финансовую помощь,
пойдет работать на проспект, где и сгинет.
Об нем история пока умалчивает.
______________________________________________________________________________

Дис
Район

"Новые районы, дома как корабли
Хочешь жить - набивай кулаки
Кто-то жрет таблетки, а кто то колется
Я лично бухаю, но могу ускориться...."
(с) Шнур
Наверно, в каждом городе есть такой район. Серые ряды стандартных многоэтажек, заваленные мусором пустыри, одноцветные коммерческие ларьки с стандартным выбором паленой водки и турецких сигарет, одинаковые школы и детские сады. Вместо троллейбусов и трамваев - маршрутные такси, обязательная железная дорога, товарные составы, загнанные в тупики...В нашем городе таким районом является Ржевка. И наверняка про Ржевку написал Шнуров вышеприведенные бессмертные строки, знает о чем говорит, хоть и бухает. Ведь ускорится то может, значит - наш человек!. Недаром на вопрос, касательно отношений между "Сплином" и "Ленинградом", Шнур, скаля челюсть с отсутствующими зубами, выдал, мол мы с разных берегов Невы - "Сплины" с левого, а "Ленинград" - с правого. Именно на правом берегу и расположена она, Ржевка...
Сам то я не со Ржевки родом, а из старых районов Питера, но Ржевку знаю от и до. Случалось и жить там месяцами, да и получилось так, что все мои друзья-приятели обитали именно на Ржевке. И брать я привык на Ржевке, и тусоваться. Ибо всегда старался следовать правилу - не сри там где живешь. Зачем заморачиваться в своем районе, где тебя каждая собака знает, включая участковых и оперов? Лучше делать дела в другом районе, где, конешно, тоже примелькался, но по крайней мере, где мало кто знает твой настоящий адрес и телефон...Вот и шуршал-крутился там в течении многих лет, и разумеется сам плотно попал в ржевские лапы, полюбил тот район, можно сказать, но странною любовью.
Cколько раз я покидал Ржевку, на отходняках, двигая взад вперед перекошенной челюстью, или упоротым в хлам, изучая полузакрытыми глазами с севшим зраком соседей по вагону метро, и думал, что больше я не появлюсь в этом чертовом гетто. Но время шло, доза сбивалась, отходняки проходили, и вновь я обнаруживал себя уже на пути к очередному барыге или к точке.
Когда ты находишься на Ржевке, ты забываешь о том, что существуют другие районы, просто не верится, что где-то ходят красивые девушки, ездят иномарки, улицы залиты разноцветными отблесками рекламных огней. Да и не нужны они тебе. Зачем все это, когда ты на Ржевке? Она монополизирует твой мозг, правит им и безжалостно вытесняет все остальное.
Все дерьмо в Питере идет со Ржевки. Именно тут сконцентрированы все эфедриновые и большинство героиновых точек, именно тут самый большой процент торчков в городе. Туда едут со всего Питера, чем и пользуются местные жители. Всегда на дозняк можно денег сделать, хоть ногами поработать, хоть кинуть, хоть развести...Хотя вру. Некоторые вполне справедливо опасаются разводов да кидалова, и на Ржевку не стремятся, пробивая себе более безопасные, менее известные точки. Быть может, это и правильно. Ржевская братва не обеднеет...
Вот к примеру. Когда на цыганскую братву, что торговала джефом накатила мощная и суровая госбезопасность, начались перебои с таблетками, позакрывались все точки, торговля почти встала. Кто из марцефалитов пересел на герыч, кто бухать начал, кто шуршал в поисках незакрытых точек...И в течении дней десяти приезжал на Ржевку один балбес из Веселого поселка, джефа ему хотелось очень. Дык чтоб его кинуть очередь заранее выстраивалась, и кидали его, и уезжал он в свой Веселый поселок без денег и без джефа, и все думали что больше он сюда не вернется..Ан нет, на следующий же день снова мелькала по району зеленая бейсболка, и снова приставал он к местным - помогите взять...Взять? Говно вопрос, пошли...И по новой. Лохи не мамонты, сами не вымрут...И таких примеров - сотни.
Ржевка начинается неожиданно. Только что ты ехал на машине или маршрутке от метро, вдруг - арка, длинная стена вся покрытая граффити, пустыри, и вот - серо-белые новостройки. Мрачные тощие зеленоватые парни спешащие по своим вполне понятным делам, рынок, стройные ряды девиц, стоящих на проспектах круглые сутки, море аптек, около которых кучкуются торчки, изредка проезжающая ппсная или увошная машина с до боли знакомым бортовым номером...Добро пожаловать на Ржевку.
Невеселая там протекает жизнь. Жизнь от вмазки до вмазки, от кражи до кражи, от грабежа до грабежа. Вырваться из цепких новостроечных лап удается единицам, и то на время. Да и вырваться то можно лишь с помощью кардинальных методов, к примеру переехав оттуда в другой район. Но на это способны, как я уже и говорил. Попробуйте ка сами, если считаете что это легко - без денег, без смысла взять и сорваться с обжитого места в другие края...Ради чего? Ради жизни и будущего? Не смешите. На Ржевке такие вещи не котируются.
К слову, тот участок Ржевки, самый окраинный, граничащий с лесом, который я ощущаю своим вторым домом лидирует по числу судимостей во всем районе. Каждый второй там имел сложности с законом, а каждый третий отсидел. Вот это район, "образцово-показательный"...Торч, пьянство и все методы наживания денег на вышеуказанные привычки - вот и все занятия молодежи с того квадрата. Мало кто там работает, еще меньше тех, кто учится. Дни и ночи проводятся на улице. Одного моего приятеля, с гордой кличкой Лысый (смешно, на Ржевке долгое время я сам носил такую погремуху, потом съехал оттуда, и она автоматом прилепилась к моему корешу, когда я вернулся туда, меня уже стали звать Дисом), мать каждое утро выгоняет на работу, в 9 часов утра. И бедный Лысый, который работал то один раз в жизни на ярмарке "Российский фермер" лет пять назад, тусует на балконе шестнаря весь день, эдаким наблюдателем, ждет, пока с работы приедет его друг,человек по фамилии Анпилов, привезет украденного печенья, и! они вместе поедут его продавать на рынок...Зато Лысый со своего балкона видит все движения в квадрате, и если надо срочно найти того или иного человека, советчика лучше Лысого - не найти.
Многие видели видели фильм "Пуля". Вот Ржевка как раз один в один напоминает тот район, где ураганил Бутч Штайн сотоварищи, только погрязнее малость. Сам внешний вид района какой-то сторчанный, бесцветный, убогий. Под любым домом можно найти заросли инсулиновых баянов или двадцаток, особенно это заметно весной и летом, зимой то все это "богатство" скрыто под снегом. А когда снег сходит, по всем законам природы появляются подснежники. Интересные подснежники растут на Ржевке, не рекомендуется собирать их в букеты - можно подцепить какую угодно заразу - от ВИЧа до бытового сифилиса. Кстати, некоторые собирают, сам несколько раз видел, как поздно ночью кое кто копался под окнами дома, выискивая свой, полгода назад выкинутый баян - вмазаться нечем, а до аптеки идти далеко...Гигиена прежде всего, врачи без границ отдыхают. Стоял на легендарной улице Осипенко автобус этих самых врачей, но без толку. Кому оно надо, кроме них самих...
Ржевка торжественно несет знамя самого проторчанного и криминального района Питера. Только здесь можно узреть толпу из пятнадцати рыл, тусующихся на тесном балконе шестнадцатиэтажки в ожидании барыги. Барыга приходит, происходит раздача доз, кому то не хватает, барыга снова идет домой за новой партией, а счастливчики, получившие свою пайку рассредотачиваются по этажам для варки и вмазки. И такое происходит повсеместно, мало кто из наших торговцев банчит с хаты - палево. А что, все верно: "хочешь жить - умей вертеться, не умеешь - капремонт..."(с) НОМ. Вышепомянутый Бутч Штайн выжил бы тут, так же как и любой завсегдатай Ржевки, прошедший школу жизни, без проблем бы просуществовал в Гарлеме или Бруклине, наплевав на языковой барьер. В этом я уверен, и никто меня не переубедит.
Да и разборки на Ржевке повеселее гарлемских. Ну что за прикол - кататься по улицам на какой нибудь раздолбанной машине под звуки рэпа и стрелять направо и налево? Это же палево! У нас все проще. Появилась к примеру точка, которая никому не платит и торгует потихоньку. Придет пара ребят, заберут все, а барыге, для ума - отвертку в область печени, и на всякий случай - струной от рояля вокруг шеи поелозить. Реальный случай, кстати, мой друг Жора через это прошел, помню потом как вся наша грядка носилась по району, искала-вычисляла этих ребятишек, которые так любят фортепьяно... Нашли, конешно, подробности опущу за их малой аппетитностью. И пофигу, что эти ребятки были из команды одного весьма авторитетного персонажа, наших - не трожь. Последствия были лишь на уровне разговоров. Жору больше не трогали. Но он и не банчил больше. Хватило. Ходит теперь, шрамами светит. Или вот еще - отказался один марцефалит водки с другим выпить, бывает, но головы то у обоих нет, вот и идет в ход! обрез старой "тулки". Результат - отказавшийся месяц валяется на больничке с перебитой бедренной артерии, а угощавший - на Крестах парится. Потерпевший теперь с палочкой по точкам шуршит...Список можно продолжить. Только зачем? И так все понятно.
Воистину, Ржевка - это гетто. По логике, оставшихся нормальных людей, которых там осталось пол процента надо оттуда выселить, обнести ее колючей проволкой, поставить блок-посты и забыть про нее. А для входа или въезда на Ржевку ввести систему пропусков и проходок, наподобие единого проездного билета на транспорт. Наркоманам со стажем - право круглосуточного прохода, начинающим - разрешение посетить Ржевку раз в неделю, и так далее. И ничего легализовывать не надо, там и так все разрешено, свои барыги, свои поставщики и свои бандиты. Ввести налог с торговли кайфом, выдать барыгам лицензии. И все - все довольны. Государству - приток в казну, барыгам - деньги, наркоманам - кайф. Правда, герр Гоблин, знающий Ржевку ничуть не хуже меня, предлагал несколько другой метод решения проблемы - сбросить туда что-нибудь такое, с хорошим тротиловым эквивалентом, чтоб раз и навсегда. Но то Гоблин, бывший работник правопорядка, им бы все крушить да взрывать, это у них в крови. =)
Кстати, раз уж речь зашла об этом, как говаривал камрад Котовский, разводя Петьку на кокаин...Менты...Ржевские менты это особый тип ментов. Ржевку курируют три отдела - 13-ый, 22-ой, и 26-ой. Все они друг друга стоят, это я как специалист заявляю, имею представление, хотя лучше бы его не имел, здоровее был бы. Сколько эта братия денег в день делала - мне даже представить сложно. Считайте сами - раньше на Ржевке было порядка 40-60 джевоых точек. И каждую из них надо проверить, на каждой из них надо народ попринимать, да денежек с каждого торчка снять, да побольше. Вот и носились по району несчастные ппсники и увошники - точек много, торчков еще больше, как же успеть то всюду? Уставали, конешно, труд то нелегкий...Это про эфедрин речь. С героинщиками чуть сложнее - с их помощью надо график задержаний и дел заведенных закрывать. И раза два в месяц устраиваются на Ржевке массированные облавы, во время которых гребут всех кого не попадя, половину выпускают, половину закрывают, в ! общем - подобие лотереи. К слову, барыг героиновых (хотя какие это барыги, торчки голимые) не трогают. Зачем? Пускай торгуют, торчков вокруг себя культивируют, торчков же и принимают. Удобно. А то хлопнешь барыгу - потом другого надо искать, подходы к нему пробивать, контрольный закуп делать, и так далее. А тут - вот он, свой, под носом. И поэтому нередки на Ржевке случаи, когда барыга уже под следствием и под подпиской продолжает банчить месяцы и годы, иногда и оперским кайфом. А что - всем хорошо. Барыга торгует, торчит и на воле, опера при деньгах и при стабильном проценте задержанных. И что самое смешное - торчки то знают, что точка оперская, знают, что вязалово там каждый час происходит, и все равно туда прутся. Брать то где то надо, а кумары не тетка.
Помню, месяц назад или около того, стояли мы втроем с Жорой и Лысым на балконе шеснадцатиэтажки, только что вмазавшись героином на черной лестнице, курили и смотрели на открывающийся пейзаж...Весь район виден был с того шеснаря, все движения, все дворы и "квадраты", "пятаки" и "поляны"...Солнце светило, начиналась очередная питерская весна. И такая тоска была в воздухе - мол вот она, жизнь, природа просыпается, скоро совсем хорошо будет, а мы знай одно и то же - ампулка с водой, полграмма на троих, и курить...И сказал Жора одну вещь, запомнилась она мне - "никто из нас не доживет до тридцати, не даст нам Ржевка жизни...".
 
B

Bullett

Трип репорт пешеходно-богохульный

После грандиозной автомобильной саги Нулорила (ВоВан, ударим
винтом по бездорожью, так что ли? =) мне как то и неловко вести
речь о наших, ленинградских достижениях на ниве джефо- и
винто-поглощения, но все же, краснея и потупив глаза, расскажу и я
кое о чем. Конечно, это не Москва, а Ленинград, но тоже по типу
трип репорт…С религиозным уклоном.
Сразу предупрежу. О машинах тут ни слова не будет. Пешком все
происходило. Пешком. =)))
Итак. Нахожусь дома, в полнейшей прострации, полудремотное
состояние, лениво почесываясь, выдвигаюсь в сторону кухни, дабы
хлебануть холодного кефиру и подунять сушняк. Звонок в дверь,
времени часов 7 утра наверно, только с точки пришел. Ну открываю.
На пороге стоит мой знакомец Мэдсен (Вован — у тебя Мэд, у нас —
Мэдсен, еще подумают, что плагиат =). Один. Имеет место такой
диалог:
— Ну как оно?
- Я зайду?
- А че?
- Ну так…
— Ну заходи…
Пообщавшись таким образом, запускаю Мэдсена в хату. Тот, не
разуваясь, пилит в сторону кухни. Я бреду за ним. На кухне Мэдсен,
хлебанув моего кефиру, начинает привычные взору моему манипуляции
— чайник, вата, двадцатки, все в полном ажуре. Опытным глазом
вижу, что болтается грамм. В процессе я не участвую, у нас
договоренность — болтать по очереди, ибо все трое (есть еще Гипс)
мним себя адептами от мулеболтания… Все происходит в тишине
абсолютной. Ну а о чем говорить, ежели виделись полтора часа назад
и полночи провели в одном подъезде? Заболтано, выбрано.
- Ну че, пайдем?
- Пошли…
Опять же, молча, выдвигаемся в сторону моей румнаты, там у меня
два койко-места. Приделались оба в тишине, полежали. Мэдсен,
закурив, подает голос.
- Может, к ГипсУ?
- А нах?
— Да у него хата пустая, и вроде две бляди обитают, пойдем,
глянем? Интересно же…

— Мона…
Снова путь лежит на кухню, добираем остатки, Мэдсен вопросительно
вперивается взором в меня, мол, добавить надо. Ну что тут
поделаешь…Лезу в карман за своим граммом, снова привычные
манипуляции, заливаем все в склянку, не спеша собираемся в
недолгий путь-дорогу, ибо Гипс обитает от меня в трех кварталах, 5
минут ходу, никаких машин, слышь, Москва? =). Одеваемся, выходим.
Пешком. =)
Тут выдам малое лирическое отступление. Касательно внешнего вида.
Мэдсен — личность колоритная. Грузин, вылитый актер Майкл Мэдсен,
за что погоняло и заслужил, три ходки к хозяину, что не могло
сказаться на образе жизни и видении мира, торчит на всем уже лет
пятнадцать, наверно. Одет с претензией — длинный черный плащ,
казаки, черные джинсы с футболкой, руки все синие от наколок.
Раньше он еще трость носил, потом куда то ее проебал. Теперь нашел
себе замену этой палке — мячик каучуковый, которым хуячит об стены
и об асфальт всю дорогу. Ну прет так человека, что уж тут. Наш
генератор идей, кстати. Он, паразит такой, пытался изобрести
видеотелефон на тяге, и скрестил телевизор и дисковый аппарат
телефонный, с помощью километра провода, транзисторов, светодиодов
и паяльника, но не свой и не мой, а несчастного Эрика напряг…Но
это несколько другая тема.
И я, тоже несколько паленого виду — стрижечка под американского
сержанта, Гриндера 46 размеру, зеленое лицо, пилот армейский
черно-оранжевый, кельтский крест на рукаве, неформал, одним
словом. Скинхед, йопта. =) И вот мы в таком виде и со склянкой
джефу выдвигаемся в сторону Гипса. Мэдсен, ясен пень, своим
шариком колотит, народу на улицах мало — рано еще, но девицы
легкого поведения еще работают, мы к ним так присматриваемся с
ленцой но без особого интересу — мол, нафига кипиш тут подымать,
парить и разводить на трах, когда у Гипса уже две сидят. А может и
больше. Лениво переговариваясь, бредем мы по утреннему
Питеру…Лепота. Настроение возвышенное, душа эдак
сворачивается-разворачивается, джеф прет, джеф есть, и еще будет,
что еще надо чтобы спокойно встретить старость…
Доползли мы до обители Гипса. Поднялись на этаж. Звонимся. Глухо.
Стучимся — глухо. Подымаем неслабый шум, дверь в Гипсову хату
трещит, стонет, и практически шатается. Нет ответа. Поломившись
минут пять, делаем потрясающий по своей глубине вывод — нет Гипса
дома. И блядей нет. Облом, по всем позициям. Мэдсен, посидев на
лестнице генерит очередную идею.
- Пойдем в Лавру (храм наш такой, парк там невъебных размеров,
полянки всяки, природа, кладбище, опять же)
- Мэдсен, нахуя???
— А чего, прикольно — на природе втюхаемся, глядишь чего
интересное узреем…А потом к Гипсу вернемся…
— Ладно, пошли…
Опять таки пешком, благо не особо и далеко — одна остановка на
метро — пиздуем в сторону храма. Дошли. Выбрали полянку
посолнечнее, сухо, травка пробивается…Прилегли, разложили,
выбрали. Кругом — птички поют, колокола звенят, благодать,
йопта…Физкультурники, кстати, бегают. Приделались, развалились на
земле…Курим, лепота…Полежали, сели. Ну что…
— Мэдсен, чего делать то будем?
— А давай на службу сходим, как раз начинается.
— Нахуя????
— А чего, прикольно — попы там, музычка, чего, ты, кстати, Дис,
когда последний раз в храме то был, нехристь?
— Давно…
— Не стыдно тебе?
— Стыдно…
- Ну вот и пошли. Покаешься.
- В чем?
— В грехах своих, Диса, в грехах…
И начинается гонево…Христианство, оно, оказывается, рулит, по
мнению Мэдсена, это типично торчковая религия, и все в том же духе
минут на двадцать…Я отбрехиваюсь как могу, веселье в полный рост…
За такими вот теософскими беседами, которым бы позавидовал бывший
богослов, пиар менеджер радио "Модерн", а ныне "алкоголик и
придурок" Шнур мы с Мэдсеном добралися до храма, до юдоли печали и
приюта убогих и обездоленных. Подымаемся по ступеням, причем
Мэдсен шариком своим лупит, а я песенку в голос напеваю "Господи,
помилуй пожарников…", на нас бабушки в платочках озираются, лица
корчат и всяческое неодобрение нашим поведением выказывают. Зашли
в храм.
Шарик был заныкан в карман, мое пение тоже заткнулось…И бля,
проникся я пафосом и красотой, в храме царящей, и накатила на меня
волна благодати, прям как второй приход. Хор поет, поп чего-то
шуршит, кадилом махает, народищу…и что я узрел там…Ужас. Глаза мои
на лоб вылезли.
Гипс, в окружении трех прям скажем четко выраженных особ легкого
поведения (у нас в Смольняге они еще элитно выглядят, не то что на
Джефке или на Дыбах, там такие крали стоят, что раз увидишь, потом
пол-ночи заикаться и в догонялки играть будешь, ужас…) стоит около
иконы какой-то невъебных размеров, со свечкой, сволочь и лицом
проникновенным…Упоротый в усмерть, пот градом, но стоит,
медитирует, йопт. Мэдсен стоит с каменной рожей, потом, правда
увидел мое ебало, и давай в голос ржать…
Произошла встреча на Эльбе, со всеми вытекающими и втекающими
последствиями. Как я потом уже выяснил, Мэдсен с Гипсом решили
устроить эдакий розыгрыш, заодно в очередной раз мой берздник
отметить…Вот и все это было подстроено, причем выдумал это все
коварный и хитрый грузин, не иначе как. Ушли мы из храма господня,
блудницы, ясен хуй, с нами тоже ушли, и пошли мы на квартиру Гипса
и предались там всяческим делам абсолютно несовместимым с обликами
добрых самаритян, ибо у Гипса в заначке нашлось конечно еще пару
пакетиков малых…
Ну детали я опущу, я ж не Ширянов, нам такие подробности ни к
чему…В общем — отдохнули. А я так и не покаялся.
Теперь я, как парень злопамятный и мстительный вынашиваю планы
отыгрыша, Мэдсен и Гипс еще узнают, по чем фунт лиха.
______________________________________________________________________________

Дис
Особенности розничной торговли в городских условиях

- Ну чего, поехал я тогда - Кириллыч поднялся из-за стола и направился в прихожую. - Значит, через три дня либо я либо Ким к тебе подскочим и заберем бабки. Смотри только, чтобы вся сумма была.
- Да, Кирилл, как договаривались, так все и будет, я ж тебя ни разу не подводил, верно?
Кириллыч уже втиснул ножищи в разношенный "рибок" 46 размера и напяливал на себя куртку.
- Да с вашим братом вечно какие то путки и непонятки. Не подводил - так подведешь... - немигающий взгляд здоровенного Кириллыча вперился в переносицу Дэна
- Да нет, Кирилл, что ты, с чего ты взял?
Тот помолчал, покатал во рту незажженую мальборину.
- Был тут у нас случай. Тоже с парнишкой работали, месяца три где-то, может больше. Товар ему подвозили, он банчил исправно, деньги все в срок отдавал, никаких динам, никаких обломов. А вот однажды приехали к нему, лаве забирать - а у него ни денег, ни товара...Мусора говорит налетели, все отмели. Откупился мол. И мусора типа залетные, не с местного отдела. Левые. Мы ясно дело пробили тему - не было такого. Втирает нам, гаденыш. Ну снова к нему подъехали, еще раз потолковали. И что? Выяснилось - сам все продвигал, коззел - Кириллыч прикурил, и, глубоко затянувшись выпустил дым Дэну в лицо.
- Ну и чего с ним было?
- Разобрались...Так что работай нормально, и с тобой все нормально будет, понял? Ну, бывай.
Дэн запер за Кириллычем дверь, тяжело вздохнул и пошел обратно на кухню. Поставил чайник, закурил, и уселся за стол. Было слышно как внизу, во дворе, захлопнулась дверь машины, через некоторое время заработал движок, и, взревев, "не роскошь, а средство передвижения" с Кириллычем за рулем умчалось со двора в темный питерский вечер. Предстоял довольно таки скучный для Дэна процесс - фасовка. В этот раз Кириллыч привез больше товару чем обычно - 20 грамм, которые надо было распихать за трое суток. Раньше Дэну выдавалось 5 грамм на день или 10 на два, но из-за того, что торговля шла справно и героин разбирали быстро, Кириллыч со товарищи решили увеличить оборот.
Хорошо, паразит, поднялся, подумал Дэн. Прямо пример для подражания - как выжить в современном обществе, не нажив особых геморроев себе на задницу. Кириллыч был лет на пять постарше Дэна, имел две ходки, причем не по хулиганке, а по тяжелым, уважушным статьям. Авторитет после второй отсидки в микрорайоне он заработал быстро, сколотил бригаду из парней, с которыми вместе тянул срок, заручился поддержкой вышестоящего криминального начальства и начал заниматься делом.
Помимо крышевания мелких коммерсов, взымания дани с блядей, что стояли на пятаке и на проспекте, Кириллыч со своей бригадой иногда выполнял поручения каких то темных личностей, в общем - крутился по стандартной для мелкого криминала схеме. Грандиозный отстрел короткостриженных бойцов в кожанках и кроссовках, что имел место быть в криминальной столице в девяностых, Кириллыч доблестно отсидел, и шагнул в двадцать первый век с чистой совестью и без дырок в шкуре.
Но не одними блядьми да ларьками сыт будет современный предприниматель, обитающий в городе трех революций. Только ленивый или слабый головой бандит в Питере не занимался наркотой, вот и Кирилл и его команда завели в "квадрате" несколько наркоточек, которыми правили железной рукой. Торговали, само собой, героином - трава для растаманов, таблетки для колбасеров, хмурый - для гегемонии. Торчков в районе было как грязи, появление новых точек народ воспринял с энтузиазмом, а поскольку канал у Кириллыча был хороший и порошок шел качественный, торговля завелась с нуля. Братки, пару раз в неделю объезжавшие точки, собиравшие выручку и раздававшие новые партии, считали прибыль и ощущали кайф.
С органами закона и порядка проблем не возникало. Участковый, штабс- капитан Косметичкин Кириллыча откровенно побаивался, деньги от него стыдливо брал, хотя, пару раз будучи в сильно загазованном состоянии орал во дворе что "посадит этого борова лет на десять и поломает ему всю малину". Но, протрезвев и отпившись пивком, возвращался к своим обязанностям - взирал на наркоторговлю сквозь пальцы, гонял потерявших совесть и стыд торчков и лениво реагировал на сигналы общественности. Однажды, перевыполнив дневную норму, утомленный солнцем и дешевым портвейном Косметичкин уснул на лавке, и местная гопота, из классовой ненависти к цветной братии сперла у него головной убор и положенную ему по уставу офицерскую сумку марки "планшет". Сперли бы и ствол - да вот незадача - табельного оружия у Косметичкина отродясь не было.
В торговлю героином не так то просто пробиться. Совсем сторчанные личности не годятся по причине своей ненадежности, а не торчащие вовсе - подозрительны для покупателя - плох тот барыга, что сам не торчит. К такому продавцу изначально отношение плохое, настороженное и недоверчивое - "деньги на нашей беде делает, сволочь!". В барыги попадают наркоманы со стажем, известные в районе, но не сторчавшиеся в хлам и не опустившиеся до самого дна - динозавры, пережившие много и похоронившие многих. Наркоманская жизнь - не сахар, и, пожив системной жизнью лет пять-семь, человек меняется кардинально: приобретает ушлость, деловую хватку, хитрожопость и умение добиваться своей цели любым способом. Образцовая кузница кадров для менеджерского состава среднего и старшего звена.
Дэну повезло. Повезло неоднократно. Во-первых, он не помер, классически передознувшись в подъезде или вмазавшись раствором непонятного химического состава. Во-вторых, с законом серьезных проблем не нажил - влетел один раз по 224-1, но попал под амнистию и соскочил вчистую. В-третьих, вышепомянутая ушлость и деловая хватка позволяла относительно спокойно и регулярно торчать - Дэн, вхожий ко многим барыгам района служил для многих начинающих торчков "ногами". А недавно - окончательно подфартило - освободился Дэновский старый приятель, Мухомор. Оказывается, он сидел с Кириллычем в одной хате, ожидая суда, суда он дождался, суд оказался гуманным и Мухомор получил условно. Кириллыч был в глухой несознанке и благодаря своему молчанию после суда оказался на свободе, буквально через пару месяцев после Мухомора. А когда бригада решила начать героиновый бизнес, именно Мухомор был выбран Кириллычем как менеджер по персоналу, и именно Мухомор подбирал подходящий народец для непыльной работы на дому в сфере опиумной торговли. И, не забыв про давнюю дружбу, сидение за одной партой и прочие наивные вещи, вписал в бизнес Дэна. Дэн в то время плотно сидел на системе, исправно рискуя жопой по десять раз на день бегал по барыгам за кайфом, перебивался разного рода случайными криминальными заработками, и предложение поторговать принял с превеликим удовольствием - всяко лучше, чем хаты выставлять или с чужими деньгами по точкам околачиваться, ежеминутно ожидая облавы или ментовской операции.
Мухомор (Кириллыч, разумеется, но поначалу вся движуха шла только через Мухомора) условия для торговли выдвигал сказочные - героин на реализацию, причем по разумной даже для заваленного различнейшим кайфом Питера, цене. Товар на реализацию - значит утром стулья, а вечером деньги, т.е. барыга расплачивается с поставщиком не сразу, а после продажи всей партии. Такие условия были редкостью - обычно товар давался под реальные деньги, и продавец потом уже сам решал, как накрутить ценник, чтобы не остаться в минусах или в нуле.
В общем Дэн неплохо устроился - несколько раз в неделю, по вечерам, его посещал Мухомор, забирал деньги за предыдущую партию, выдавал следующий кулек с "медленным", оговаривал сроки продажи и исчезал, чтобы снова появиться с очередным целлофановым кульком в кармане, забрать деньги и вручить новую порцию на продажу. За каждый проданный грамм Дэн отдавал 700 рублей, недосдача в десять рублей считалась весомой причиной для отмены следующей партии. Учитывая розничную цену на героин в районе - тысяча целый, пятьсот половина, можно было жить. Причем жить не особо и плохо - порошок, который приносил Мухомор оценивался как "бомбообразный", и из десяти грамм можно было без зазрения совести сделать тринадцать-четырнадцать, без особых потерь в качестве. Каким образом? Путем добавления тщательно подобранных по цвету и фактуре не запрещенных законом добавок - типа растолченного сахара или таблеток цитрамона.
Само-собой, для того, чтобы торговать, нужна клиентура. В деле наркоторговли это вопрос сложный, если не сказать, ключевой. У Дэна был ряд людей, которые регулярно обращались к нему за помощью - кто-то знает барыгу, кто-то не знает, но имеет желание приобрести то, чем барыга торгует, обычная деловая операция, старо как мир. Дэн барыг знал. А в свете последних событий сам стал таким же. Естественно, никому из своих знакомых он не сообщил об этой смене социального статуса - меньше знают, крепче спят.
Сначала торговля шла по несколько усложненной схеме. Люди звонили, просили помочь, Дэн соглашался, оставлял людей в подъезде или на черной лестнице, "звонил" несуществующему барыге, "забивал стрелку", брал деньги, и, с кайфом в кармане шел на "стрелу". Описав круг-другой вокруг дома, возвращался, отдавал кайф, отсыпал себе законный процент, и отправлялся домой.
Потом Дэн разленился, наматывать круги вокруг квадрата и звонить нереальным дилерам стало совсем впадлу, и он приоткрылся паре надежных с его точки зрения личностей. Стал торговать им прямо с квартиры. Постепенно все наладилось - к нему были вхожи три-четыре человека, которым Дэн и продавал, все остальные брали исключительно через них. Таким образом и он особо не палился, и торговля шла относительно бойко.
Проблем с милицией не возникало. Гнуснопрославленный штабс-капитан Косметичкин, помимо того, что получал с Кириллыча, раз в неделю обходил вверенные ему партией и правительством точки и работал с контингентом, то бишь банально вымогал деньги. Приходил он и к Дэну, пронюхав, что тот стал заниматься торговлей. Первая профилактическая беседа с проживающим на его территории новоиспеченным дилером удовлетворила участкового. Дэн пообещал не беспредельничать, малолеткам не продавать, ворованные вещи не брать, обо всех изменениях в криминальной жизни микрорайона оперативно информировать Косметичкина, ну и дал похмельному капитану денег, само собой. Пятьсот рублей. Косметичкин ушел, подобно Шварценеггеру пообещав вернуться через неделю. С властью, хоть и такой ущербной надо дружить, подумал Дэн, запирая за пахнущим луком и перегаром мусором дверь.
Более серьезные представители власти - районные опера его, тьфу-тьфу, пока не беспокоили. Либо еще не успели прознать про его новую работу, либо пока решили не трогать. В районе и без Дэна для них хватало рыбных мест - на рынке недавно начали торговать пришлые дагестанцы, да и старые точки работали как часы. Вот и крутились опера около точек и вязали покупателей, это положительно сказывалось на репутации отдела, да пытались хлопнуть наглых черножопых. Пока не получалось. По правде сказать, некоторые из борцов с наркоторговлей сами были не дураки раскумариться - работа нервная, водку ведрами пить не все могут, а стресс снимать и нервы лечить надо. Вот и расслаблялись. Либо конфискатом, либо - навещая случайно выбранную точку и получая у безропотного барыги свою долю.
В таких условиях и приходилось работать местным барыгам (отчего то модное в столицах слово "дилер" ну никак не приживалось в рабочих районах Питера, да и барыги сами не тянули на дилеров из западных фильмов по внешности и имиджу), в том числе и Дэну.
В один прекрасный день Мухомор ввалился в квартиру к Дэну не один, а на пару с устрашающих размеров коротко стриженным амбалом, представил его как Кима, и объявил, что теперь Дэн будет иметь дело с ним. Потом, через несколько недель, Дэн увиделся и с Кириллычем. Знакомы то они были уже несколько лет, но тот факт, что товар ему поставляет именно Кириллыч для Дэна долгое время оставался неизвестным. Менялись люди, привозившие кайф, а схема торговли оставалась прежней. Иногда бывали задержки на день- на два, но у Дэна всегда был запасец, поэтому он, в отличие от своих покупателей перебои воспринимал совершенно безболезненно. Несколько раз ему приходилось самому ездить на стрелки, отдавать деньги и забирать товар, нервов это убивало изрядно, но в целом - дела шли хорошо.
Фасовать двадцать грамм на целые и половины - дело не очень интеллектуальное и интересное, а главное - не быстрое. Для нагнетания рабочего состояния Дэн решил раскумариться, упоротым делать занудную работу веселее. Его конечно не кумарило, но вмазаться хотелось, кто из наркоманов может устоять перед двадцатью граммами относительно чистого героина, лежащими прямо перед самым носом? Ясно дело, никто. Дэн не был исключением. К тому же надо было проверить качество продукта. Ему всегда привозили чистый порошок, но все равно - продавец должен знать, что предстоит впаривать клиентуре... На этот раз хмурый был коричневатого цвета, почти весь в камнях, что обещало хорошее качество. В предыдущие разы порошок был серый, не особенно сильный, но Кириллыч обещал сменить поставщика и вот, видимо, этот момент наступил.
Сказано - сделано. В ящике кухонного стола нашлось все необходимое для несложного процесса - ложка и пользованный инсулиновый шприц. Дэн насыпал в ложку на глаз несколько крупных камней, добавил порошка, залил кубом нафтизина. На поверхности жидкости не появилось ни одной плавающей крупинки - один из признаков чистоты продукта. Быстро растворив и прокипятив порошок в ложке, Дэн, через клок фильтра сигареты выбрал всю жидкость в шприц.
Положив руку на ногу и придавив сверху второй ногой Дэн с первой же попытки удачно попал в кистевую вену. Прогнал весь куб, пару раз прокачал кровью шприц, выдернул из вены, зажал дырку пальцем. Не спеша закурил, прислушиваясь к накатывающемуся приходу.
Героин оказался не просто хорошим - он был очень хороший. Дэн некоторое время побалансировал на грани передоза, но потом приход отпустил, и он пришел в себя. Можно было спокойно посидеть, порубиться перед началом фасовки, к тому же в том состоянии, в котором находился Дэн, многого он бы не нафасовал… Что-то бубнил телевизор в углу кухни, , сигарета в пальцах тлела, столбик пепла все рос и рос, в итоге переломился, и рухнул на стол. Вслед за пеплом в стол попытался уткнуться носом и Дэн, но вовремя ожил, встряхнулся, и снова принял относительно устойчивое положение в пространстве. Героин был и вправду мощным, поэтому неудивительно, что через пару минут Дэна снова повело вниз, голова была тяжелой, веки сами опускались. Усилием воли он заставил себя потушить окурок и после этого окончательно воткнул на пару часов. Телевизор продолжал свое фоновое вещание. За окном наступала ночь, опускалась темнота, которую рассекал лишь фонарь во дворе Дэновского дома.
Вялые почесывания лица, вялые приподнимания век, вялые опускания век, вялые два часа пролетели быстро. К этому времени Дэна малость подотпустило, и ему пришлось взяться за работу.
Первым делом он отсыпал себе, в заначку, приличное количество героина - грамма два, на черный день, который у любого наркомана может наступить в любую секунду. Но лишь торчки с головой делают некоторые запасы, словно белки на зиму, большинство протарчивают все что есть, и потом неделями валяются в липком поту на кумарах. Дэн был из первых, поэтому в заначке у него всегда находилось несколько грамм, к которым он прикасался лишь в случаях перебоев с поставками или вынужденных простоев в торговле.
Позаботившись о себе, он приступил к заботе о других. Закон сохранения героина гласит - отсыпал себе - досыпь бутора, поэтому Дэн приступил к бодяжению хмурого. Бодяжат все, но и бодяжить надо с умом - не сахаром, который легко определяется на вкус, и не димедролом, при нагревании превращающим порошок в сироп, который практически невозможно выбрать. У каждого барыги - своя методика, чем бодяжить товар, как бодяжить, и сколько бодяжить. Взять бывшего коллегу по цеху, Козыря с соседнего дома. Тот раньше тоже банчил, и весьма успешно, но потом жадность пересилила разум - Козырь набил себе дозу устращающих размеров, хоть в книгу рекордов Гиннеса обращайся, из-за дозы стал неумеренно сварлив, глуп и вреден, героин начал бодяжить по страшному, причем чуть ли не штукатуркой, да и ценник взвинтил до небес - отбиваться то ведь как-то надо... На этом карьера Козыря была кончена. Пару дней вся употребляющая общественность микрорайона брала у него по инерции, а потом все дружно стали искать другие каналы - кому охота за свои кровные стиральным порошком колоться? Никому. Поэтому Козыря поставили в игнор и стали брать в других местах - нормальный кайф за нормальные деньги. Ну а Козырь остался без клиентов и с дозой в полтора грамма. Теперь к Дэну каждый день ходит. Непонятно, правда, откуда он деньги себе на ширево достает, но - кого это на самом деле волнует? Клиент Козырь стремноватый, по слухам - давно стучит районным операм как пионерский барабан, но пока - тьфу, тьфу - все было гладко. Но интуиция подсказывала Дэну - Козыря надо было сливать, причем чем скорее - тем лучше. Неровен час с меченными денежками на кумаре прибежит… Береженного Бог бережет, а не береженного - сапог стережет.
Так что с бодягой Дэн старался особенно не жадничать: впаришь человеку совершенный беспонт, тот плюнет, и уйдет на другую точку, благо их в районе, как грязи. Кириллыча и его бригаду процесс торговли и качество продаваемого товара не интересовали совершенно: при желании Дэн мог торговать чистым сахаром, весь героин оставляя себе, главное чтобы выручка за товар поступала регулярно, аккуратно, в срок и копейка в копейку
Перемешав героин с заранее подготовленным бутором, Дэн приступил к фасовке. Само собой разумеется, никаких воспетых разного рода писателями и режиссерами весов и прочих приспособлений для взвешивания и упаковки героина у него не было. Мойка и твердый глаз - вот инструментарий современного питерского героинового барыги начала двадцать первого века. А с весами пускай дочка Березовского бегает, кокаин взвешивает.
Фасовка не заняла много времени - некоторое время позанимавшись торговлей такие вещи делаешь на полуавтомате. Целлофан был заранее нарезан, катушка ниток валялась в ящике стола, зажигалка была под рукой. Граммы и половины он делал не душные, паковал в двойной слой полиэтиленки, чтобы покупатель мог спокойно выходить из подъезда с приобретенным стаффом во рту. Привычку носить героин в карманах или в руке была задавлена инстинктом самосохранения - в таких делах лучше перебздеть, чем недобздеть. А те, кто надеялся на исконно русский авось и недооценивал жаждущих наркоманского тела оперов уже давно полировали собой нары в одной из питерских тюрем.
Телефон во время дележки и паковки молчал - Дэн предварительно выдернул штепсель из розетки. Меньше всего он хотел, чтобы его отвлекали нетерпеливые покупатели во время столь "интимного" процесса. Пусть звонят, когда все будет готово, не раньше.
"Хорошо, что чеками нынче не торгуют…", порадовался про себя Дэн. Раскидывать двадцать грамм по чекам - адова работенка, за которую не то что молоко, ангидрид надо выдавать, за вредность, причем - литрами. Нет, конечно, где-то в наркостолице России торговали и чеками, но такие точки были популярны лишь среди начинающих малолеток, для которых грамм - доза совершенно нереальная и попахивающая могилой. Да и торговали чеками исключительно малолетки, или безпринципные цыгане, окопавшиеся во Всеволожске.
Всеволожск вообще был наркоманской Меккой - никакие репрессии, никакие цветные облавы не могли выбить оттуда наркоторговцев. Большая часть наркоты шла в Питер именно из Всеволожска, наиболее одиозные барыги типа Саши-барона и его родни обитали там, изредка меняя двух- и трехэтажные особняки на менее уютные камеры в "Крестах" или на "Лебедевке". Из-за высокой плотности людей, вовлеченных в наркоторговлю на квадратный метр Всеволожской земли, цены там были более чем демократичные, количество наркоманов потрясало неподготовленного исследователя и заставляло ОБНОН и РУБОП лишь бессильно материться, разводя руками. Во Всеволожске можно было купить и четвертину, и даже чек хмурого. В принципе точки там работали по принципу "сколько денег есть, на столько и насыпем". А грамм там стоил чуть ли в не в два раза дешевле, чем в Питере.
До Всеволожска было двадцать минут езды от города, но желающих прокатиться за дешевым кайфом в последнее время становилось все меньше и меньше. Мусора на трассе останавливали любую подозрительную машину, идущую в сторону Питера, тормозили даже маршрутки, выдергивая оттуда подозрительных личностей с севшими зраками. Очень часто заряженные "до Всеволожска и обратно" водилы сами тормозили около милицейских постов, сдавая успевших затариться пассажиров. А количество ментовских машин, шнырявших по самому пригороду было сравнимо с числом автомобилей честных поселян. У каждой более-менее известной наркоточки несли почетную вахту ППСники - с любителей эфедрина, которым тоже торговали во Всеволожске просто сдирали деньги за проход на точку, а опиюшников прессовали по полной программе, независимо от того, было у них что-нибудь в карманах, или нет. Поэтому опытные торчки ездили туда лишь в форс-мажорных случаях, типа полного голяка на районе, да и то - сто раз подумав, и выбрав ночку потемнее, благо торговля там шла двадцать четыре часа в сутки.
…Все таки ебнутое у нас государство", лениво размышлял Дэн, заматывая ниткой и заплавляя очередной шар. "Легализовали бы ширево, взяли бы под свой контроль официально все это дело - насколько бы проще жилось… Хуй бы я стал банчить, если бы можно было спокойно прикупить нужное количество в аптеке или хоть в нарколожке… Скажем, выдается тебе ксива - мол Какашкин Петр Петрович является злостным и неизлечимым наркоманом со стажем, перевоспитанию не поддается, поэтому имеет законное право на приобретение грамма диацетилморфина раз в сутки по такому-то адресу. Идешь спокойно в аптечку, показываешь ксиву, платишь полтинник или там соточку, и получаешь свой дозняк в фабричной упаковке. Мусорам хуй поперек рыла - тормознут тебя, а ты им ксиву с печатью, мол все по закону, сосите чешки. Да и не кинет никто, не забодяжит и не скроит - аспирин там или анальгин не бодяжат ведь… Производство героина в промышленном масштабе - дело дешевое, себестоимость у него нулевая, это у нас он штуку стоит только из-за того, что запрещенный, а так - если официально им банчить, то грамм стоил бы копейки. Никто бы и воровать не стал бы, вещи бы не выносил, по ночам одиноких прохожих не выслеживал бы… А еще лучше - выдавали бы его бесплатно, при условии, что ты из своего района не вылезаешь…Сделали бы гетто, обнесли бы ту же Ржевку или Всеволожск колючей проволокой, на въездах - посты, всех неторчащих оттуда переселить в город, а всех торчков из Питера - загнать туда. Поставить пару десятков фургончиков, где бы героин с эфедрином, марганцовку и баяны раздавали бы, пару разливух, да шлюх нагнать. Был бы наркоманский рай. Нет, понятное дело, пускать в гетто лишь по справке из нарколожки - всяких малолеток и пионеров только на экскурсии водить, или выдавать абонемент, на посещение гетто раз в неделю, с возможностью приобретения грамма. А все деньги - в бюджет государству. Сколько бы проблем решилось сразу… Количество преступлений пошло бы на убыль, наркоманов бы в городе не стало, всякие пенсионеры и прочий вечно недовольный люд вздохнул бы спокойно. Опять таки - раз из гетто не вылезаешь, по городу не шаришься - не заразишь никого гепычем или там ВИЧем…Мусорам бы работы сразу поубавилось, делом бы хоть занялись, насильников ловили или оборотней в погонах…Дак ведь хуй сделают так, им проще торчков ловить да говно в карманы подкидывать. Барыг все одно не сажают, деньги с них тянут, а поставки наркоты крышуют... Нет, определенно, ебнутое у нас государство - заключил Дэн, запаковывая последнюю половину.
Закинув готовые граммы и половины в пустую пачку из под LM Дэн закончил работу. Сныкал от греха подальше наполненную дозняками пачку у себя в комнате в колонку от магнитофона, поправил здоровье полкубом, покурил, и с закрывающимися на ходу глазами, разобрав диван, завалился втыкать в телевизор. Так и заснул, крепким сном хорошо поработавшего человека под падающий на экране телевизионный снег. Шипение прекратившего вещание ящика не могло перебить здоровый опийный сон Дэна. Телефон он так и не включил, здраво рассудив, что все дела подождут до завтрашнего дня, от кумаров никто еще не умирал, ни к чему приучать народ к тому, что Дэну можно звонить круглые сутки. Этим наглым торчкам только повод дай - сразу на шею сядут, и заебешься их потом отучать от этой дурной привычки - лишать человека заслуженного отдыха.
В районе двенадцати дня настойчивый звонок в дверь разбудил Дэна. Это было редкостью, обычно к нему звонить и заходить начинали после двух. Матерясь в голос тот прошлепал к двери, заглянул в глазок и немного расстроился. Перед дверью переминался с ноги на ногу первый сегодняшний посетитель и первый покупатель - Козырь.
Дэн открыл дверь, запустил жаждущего раскумарки Козыря в квартиру.
- Здоров, Дэн. Как дела? - расширенные зрачки, потная зеленая физиономия Козыря, резкие, дерганные движения говорили сами за себя - поправиться ему было необходимо. - Есть чего-как?
Дэн выдержал паузу. Все-таки дилерство дает чувство власти над людьми. Можно помочь абстинентному приятелю вернуть человеческий облик и нормальное самочувствие, а можно и отказать. Во втором случае Козырь станет в коленно-локтевую позицию, поскольку Дэн соверешенно точно знает, что больше у Козыря ходов нет, на других точках ему не продадут, и, в случае отказа, предстоит ему невеселое времяпрепровождение. И именно Дэну решать, будет Козырь сегодня функционировать нормально, или станет давиться какими-нибудь таблетками в надежде подсняться…Вон, как таращится…Видно, совсем худо ему…Все таки интересно, каким Макаром он себе такой дозняк наколотил….Ладно, пусть живет. Но, чтобы жизнь медом не казалась, подопустить товарища надо. Выебать земляка - что Родину увидеть.
- Вчера ночью все кончилось. Рустам с Катькой последнее забрали.
Вот оно! Правы были философы и прочая думающая публика - словом можно убить. Козырь был убит, наповал. Секунду назад в квартире было двое живых существ. Теперь в живых числился лишь Дэн. А вместо дышащего, думающего, потеющего и страдающего Козыря перед Дэном стоял покойник. Трупное окоченение, судорогой скрутившее мышцы не давало Козырю рухнуть прямо в коридоре. Запах разложения наполнил коридор. По ковру поползи черви. Зомби прошелестел:
- Да ладно? И что? Вообще голяк?
- Ну сам то как думаешь? Если ночью все кончилось, а сейчас утро?
- Ну бля, хуй знает, Дэн, может все таки есть что-нибудь? Ты ж для себя всегда оставляешь…
- Козырь, то для себя, а не для тебя, верно? К тому же - сколько раз я тебе говорил, чтоб без звонка ты сюда не приходил? Что, номер набрать трудно? Пальцы не работают?
- Дэн, я звонил, бля буду, звонил - зачастил тот - и с прозвонами звонил, и так - но ты трубку не брал…Я подумал, ты спишь, или с телефоном что - и пришел…
Телефон был отключен с вечера, так что Козырь мог прозваниваться хоть до скончания века, но Дэн продолжал прессовать:
- К тому же, тебе говорили, что раньше двух дня ко мне звонить или заходить не стоит? А сейчас начало первого. Ты что, Козырь, совсем поляну не сечешь? Потерпеть до двух не можешь?
- Блин, Дэн, ко мне человек приехал, на кумарах, поправиться хочет, деньги его - он ждать до двух не может, поэтому я и пришел…Он с работы подорвался, на час всего, у него времени в обрез, вот я и подумал… - на лице Козыря отчетливо проступили пятна разложения.
- Чего ты подумал? Что можно придти ко мне, без звонка, разбудить, и начать ебать мозги? Денег у тебя сколько?
- На полтора. Штука пятьсот.
- Что за человек?
- Да он через меня постоянно берет. Ты его не знаешь, он вообще не из нашего района, а сюда ездит, потому что точек не знает. Мы с ним на группе познакомились.
Козырь время от времени посещал группу Анонимных наркоманов, собиравшуюся каждый день в районной нарколожке. Там он выискивал денежных лошков, и сбивал их с пути истинного: вместо двенадцатишаговой программы, братской поддержки и трезвости соблазнял быстрым и качественным героином, который "берется за три минуты, прямо здесь, никуда ехать не надо". Для многих, пришедших на группу в надежде завязать или избавиться от депрессий двенадцать шагов к трезвости превращались в двенадцать шагов к системе. Руководители секты Козыревское поведение не одобряли, пытались повлиять на него разговорами, несколько раз его выгоняли с собраний, а в итоге вообще запретили ему появляться на группе. Но Козырь отлавливал своих жертв перед группой, или встречал после, кружа возле диспансера как голодная гиена в поисках падали…
- Надеюсь, ты его сюда не притащил?
- Да что ты, Дэн, я что, совсем дурной? Он у меня на хате сидит, ждет. Дык что? Совсем ничего нет? А будет? - в трупе Козыря еще было немного живого, надежда умирает последней, цепляясь за жизнь всеми конечностями.
- Ладно, Козырь. Хуй с тобой. Давай свой полтинник. Сделаю тебе из личных запасов. Иди на кухню, я сейчас.
Щелк. Жизнь со скоростью пушечного ядра вернулся в иссохшую тушку Козыря, казалось, его даже кумарить стало меньше. Заулыбавшись, он стянул обувь и пошел на кухню, не пошел - полетел. Еще бы, побывал на том свете и вернулся к жизни за какие-то пять минут. Реальность была светлой и радостной - он скоро поправится, боль в ногах, спине, пот и кашель уйдут, и он станет человеком. Мысль о том, что через какие-то три или четыре часа все это вернется, Козырю в голову не приходила. Пока не приходила.
Дэн, закрыв за собой дверь, достал из заначки пачку с расфасованным героином, достал оттуда два шара по грамму, поразмыслил, и вернул в пачку один. Размял в пальцах шарик, прикинул - как полтора грамма прокатит. Спрятал деньги в детскую энциклопедию. Пачку с героином закинул на шкаф. Вышел в кухню.
- Вот, Козырь. Насыпка не особо богатая, потому как перец чистейший - из своих запасов тебе отсыпал. Сам понимаешь - полтора грамма из этого для меня сделать - как два пальца обгадить, но продукт не хочется портить бодягой. Так и передай человеку - качество искупает количество с лихвой.
Козырь солидно покивал, взгляд его был прикован к небольшому шарику черного целлофана в руках Дэна.
- Дэн, можно я у тебя поправлюсь? Баян у меня с собой…
- Ладно, только быстро.
- Дай весло.
Дэн выдал оживившемуся Козырю все необходимое, сам уселся на подоконник и закурил. Инструментарий просто летал в руках находящегося в шаге от разлома торчка. Параллельно Козырь вещал, словно не выключенный радиоприемник:
- Да, насыпочка небогатая, но по виду перец хороший…Так…На полкуба сделаю…С утра хотел на рынке у дагов затариться, у них не героин - просто бомба, с четверти глаз не открыть, наверно с синтетикой замешано, и обломался…Дай зажигалку…Ага, спасибо…Пришел на рынок - а там облава, оперов, как грязи, даже Косметичкин крутился… Все черные носом в грязи лежат, над ними омоновцы стоят, народ толпится…Димедрола у тебя нет? Жаль…В общем, я туда даже заходить не стал - ясно, что нечего там делать было…А потом, когда к тебе шел, встретил Черняева, и тот сказал, что приняли дагов…Они какому то азеру грамм продали, а азер оперской оказался…Довыебывались, в общем…Так… - Козырь заткнулся, пытаясь найти рабочую вену на гладкой, как боксерская перчатка кисти. Поковырявшись с минуту, попал. В шприц вялой струйкой брызнула кровь. Высунув язык от усердия, Козырь даванул на поршень. Поставившись, выдернул шприц и снова забубнил - Дома…Блять, вен нет, расходится все долго…Во, есть что-то…Фу, блять, разламывает…Не, ничего такой героин...Дай баян промою…
- Вон, чайник стоит.
- Ага, спасибо…Вот, значит приняли дагов, да. Опера наверно теперь неделю на радостях пить будут…
- Может будут, а может и нет…Свято место пусто не бывает, сам знаешь - стряхнул пепел Дэн. - Я сам их говна не пробовал, но по слухам - очень хороший герыч они продавали…Если поставщика не сдадут - то скоро снова он в районе появится…Хотя - это, блядь, не мое дело. Слышь, хорош рубиться, давай, собирайся.
Опустивший голову на грудь Козырь вздрогнул и засуетился:
- Ща, Диня, уйду, только запакую получше и уйду. А то мне мимо рынка обратно идти, неровен час попаду под горячую руку…
Он сдернул целофанку с пачки сигарет, завернул туда значительно уменьшившийся в размерах грамм и принялся запаивать сверток на пламени зажигалки.
В дверь позвонили. По хозяйски, нагло, не отрывая пальца от звонка.
- Кого там нелегкая принесла…Я не жду никого…Козырь, пиздуй в комнату, закрой дверь и сиди тихо. Если чего - я тебя позову.
Дождавшись, пока за покупателем закроется дверь, Дэн подошел к входной двери и заглянул в глазок. Нежданный гость, как известно, хуже татарина. Эти гости был сравним с татаро-монгольским игом. В глазке были отчетливо видны Косметичкин и Дима Иволгин, местный опер, которому Дэн тоже приплачивал. Косметичкин покуривал, а Иволгин уперев палец в кнопку звонка, устраивал в квартире Дэна звуковой террор.
- Кто там? - внезапно осипшим голосом спросил Дэн
- Открывай, слышь, мы знаем, что ты дома. Да не ссы, мы не арестовывать тебя пришли - буркнул Иволгин, прекратив звонить.
Мысленно перекрестившись, Дэн открыл дверь.
- Здравствуйте, проходите.
- Ты один? - окинул взглядом прихожую Косметичкин
- Да - не моргнув глазом соврал Дэн. Показывать мусорам обсаженного Козыря у него не было никакого желания.
Оба мента не разуваясь и не снимая курток прошли на кухню. Дэн, заперев за ними дверь, пошел следом. Особого страха не было - платил он исправно, Кириллыч с Иволгиным здоровался за руку, да и присутствие Косметичкина обнадеживало. Если бы намечались какие-либо проблемы, то участковый бы на пушечный выстрел не подошел бы к неблагонадежной квартире Дэна.
Менты по хозяйски расположились на кухне. Иволгин уселся за стол, а Косметичкин сразу полез в холодильник, видимо в поисках спиртного.
- Садись, чего встал, как столб - кивнул Дэну на табуретку опер. - Выпить есть чего?
- Только пиво, в холодильнике…Достать?
- Сами разберемся….
Косметичкин вынырнул из глубин Дэновского холодильника, держа в руках пиво и тарелку с нарезанной колбасой (несколько дней назад отмечался день рождения Дэновской мамаши, кое-какие деликатесы перепали живущему отдельно непутевому сыночку).
Ловко зацепив бутылки горлышками, участковый открыл пиво. Одну бутылку отдал Иволгину, вторую взял себе, и тоже уселся за стол.
- Вам кружки надо?
- Нахуй. Садись, тебе сказали.
Дэн подтянул ногой табуретку и присел на уголок, выражая лицом нечеловеческое внимание и готовность услужить. "Хорошо, что я еще не поправлялся с утра, а то бы начали пиздеть…" - мелькнула левая мыслишка… "Не дай бог Козырь высунется или они в комнату попрутся…Будет номер…".
- Когда к тебе Филимонов приходил в последний раз? - спросил Иволгин, ополовинив бутылку "Бочкарева"
- А кто это?
- Блядь, дурака не валяй. Кириллыча когда видел?
- Вчера вечером.
- Ну и как у него дела?
- Не знаю, мы с ним о делах не говорим…
- Хмурый он тебе по-прежнему поставляет? - почесав нос, спросил опер
Дэн замялся. "Сказать - не сказать? Они вроде бы и в курсе, но никто никогда имен не называл …А так я скажу - да, и считай в торговле признался…"
- Не ссы, сказали же тебе. Давай, говори - вписался в беседу Косметичкин.
- Ну…Да.
- И как торгуется? Много народу на иглу уже подсадил, наркоделец сраный? Детишкам, небось продаешь? Школьникам? А, Денис? Совсем уже совесть проторчал?
- Вы о чем, Дмитрий Сергеевич? Какие дети? Какие школьники?
- Шутит дядя так, не пугайся…Ладно. Слышал, что сегодня братья Чихраевы свою деятельность на рынке закончили?
- Да, слышал...
- Хитрые были дагестанцы…Но на хитрую жопу найдется и хуй с винтом. Вчистую сгорели даги. Доказанная торговля, от восьми до пятнадцати. Свидетели, понятые, все по уму. И с тобой так же будет когда-нибудь, если мы с тобой общего языка не найдем, понял?
- Понял…Но мы же с вами вроде…У нас нормально все… - запинаясь, пробормотал Дэн, не понимая, куда ветер дует.
- Что у нас нормально? - надавил опер.
- Ну это…Отношения…
- Какие это у нас, сотрудников милиции, с тобой, наркоманом поганым и барыгой, могут быть отношения?
- Ну…Нормальные отношения…Вы же говорили - будешь отстегивать, не будешь борзеть - все будет нормально…Я и не борзею…
- Еще б ты заборзел!
Опер закурил, и о чем то задумался, глядя прямо в глаза Дэну. Через минуту тот заерзал под немигающим взглядом пустых глаз, стал коситься в сторону Косметичкина. Участковый молча пил пиво и тоже пялился в его сторону.
- У тебя какой оборот в день? - внезапно спросил Иволгин.
- Когда как…Иногда грамм десять в день уходит, а иногда - два-три…По выходным больше, по будням меньше - честно ответил Дэн.
- А сколько ты своему бугаю денег отдаешь?
- 700 рублей за единицу.
- Продаешь по штуке? Выходит, триста рублей с грамма имеешь…Богато, богато…Наркобарон, бля, районного масштаба…Настала пора поработать на государство, Денис.
- Это как?
- А вот как - опер покопался в кармане кожанки и кинул на стол круглый целофанновый сверток. Знаешь, что это такое?
- Нет, откуда ж…
- Это, Денис, поганое зелье, которым братья Чихраевы торговали на рынке, обнаруженное у них при личном досмотре. Не все, конечно, а малая часть.
"Малая часть" поганого зелья на вид тянула грамм на тридцать. Сверток притягивал взгляд. Внезапно Дэн понял, что его потряхивает. Кумар, как всегда, подступал незаметно. "Поправиться бы…".
Иволгин сбил шапку пепла, помолчал немного и заговорил.
- Здесь тридцать грамм ровно. Ни в одном протоколе, ни в одной бумажке этот героин не зафиксирован. Чихраевым, чтобы на зону отправиться, и четверти достаточно - показания покупателя есть, меченые деньги в кармане старшего брата обнаружены, а у младшего - героин в кожанке лежал…А вот это мы нашли в их ларьке. Там еще много всякого интересного было, но об этом потом. - Иволгин снова закурил. - Тридцать грамм - это тридцать тысяч рублей, а то и сорок, если с умом подсчитать. Конечно, это вещдок, который надо сдать под роспись и приобщить к материалам дела. Но видишь ли, Денис, в чем дело - когда мы этот вещдок нашли - Чихраевых уже увезли в отдел, понятые туда же отправились…Короче говоря - теперь эта отрава не существует, ее нет, а тридцать тысяч - деньги хорошие. Понимаешь, к чему я веду?
- Понимаю - послушно кивнул Дэн. - Вы хотите превратить эти тридцать грамм в тридцать тысяч?
- Ха, смотри-ка, не все мозги проколол, соображает! - заржал Косметичкин.
- Абсолютно правильно. И ты нам поможешь. Сколько у тебя займет времени раскидать эту тридцатку?
- Точно сказать не могу, мне надо сперва рассчитаться с Кириллычем…
- Нахуй Кириллыча - перебил Иволгин. - Так ему и передай - его номер шестнадцатый, пусть сидит и радуется, что не нары жопой полирует. Сперва ты рассчитаешься с нами. Понял?
- Да, но Кириллу то что сказать?
Опер усмехнулся:
-Думаешь, как жопу прикрыть? Понимаю…Ладно. Скажешь, что тебя временно взяли в аренду сотрудники органов внутренних дел. Сперва мы, потом он. Если что - я подтвержу. Итак? Каков ответ на мой вопрос по срокам?
- От недели до двух. Даже скорее всего - две недели - назвал Дэн срок с большим запасом.
- Неделя максимум. Через неделю отдаешь нам тридцать штук. Если все будет хорошо - дадим еще партию.
- Дмитрий Сергеевич, а качество? Может, там настолько фуфловый порошок, что у меня его никто покупать не станет? Я же не знаю, что это за героин…
- Попробуешь - узнаешь. Говорят - хороший, сам я не пробовал, извини уж. Расслабляюсь другими способами. Телефон мой знаешь?
- Нет, откуда…
Иволгин достал блокнот, черкнул семь цифр, вырвал лист и кинул его в сторону Дэна.
- Звони, если что. Через неделю придем, готовь бабки. Кириллычу - привет. Все, нам пора мафию побеждать. Пошли, капитан.
Закрыв за ними дверь, Дэн пробрался на кухню и, обхватив голову руками, уселся за кухонный стол. Посреди стола одиноко лежала целофанка с дагестанским героином. Ситуация была нехорошая. Работать с мусорами ему не хотелось совершенно, но выхода он придумать не мог. К тому же трезво мыслить мешал усиливающийся кумар.
"Надо поправиться, а там видно будет. Заодно посмотрю, что за товар даги торговали".
Приготовления не заняли много времени. Дэн распаковал сверток, заварил свою привычную дозу, и быстро поставился. Встал, чтобы промыть баян, но приход накатил с недетской силой, и, шатнувшись, Дэн отвалился обратно в кресло…
"В этом колодце еле теплится жизнь. Говори со мной, не уходи, дыши, дыши, дыши. Дышать? Это как? Это чем? Это зачем? Ведь я могу и не дышать. Мне это не надо. Тепло, темно и уютно. Нет тела. Оно не нужно. Бестелесная оболочка? Душа. Не спеша. Дыши. Не спеши. Душа, не спеши, не дыши. Промозглыми осенними каплями в холодный мрак колодца летят слова, неразборчивые междометия, истеричные звуки, раздражающие, мешающие, наседающие. Держащие на плаву. Заполнить цистерны, приготовиться к экстренному погружению. Не удается, мы потеряли весь балласт, нас выносит наверх. Не уйти на глубину. Слишком много повреждений.
Звуковая атака. Экстремальный звуковой террор. Каждый звук, каждый искаженный расстоянием и слоями темного киселя сэмпл намертво привязывает к? Поверхности? Дну? Стене? Another freak in the wall… Шум отражается, шум раздражает теплую и беспросветную субстанцию, в которой растворен ты. Концентрические круги от брошенных вниз фраз и слов искривляют твой долгожданный покой. Звук воспринимается всем существом, каждой клеткой, каждой молекулой. Это не люди, это просто радиоприемник работает в унисон с твоей волной. Попытка пропустить звуковые колебания сквозь себя не удается, непроницаемость по прежнему остается с тобой. Стать бы фильтром, решетом, дуршлагом, пробитой дробью фанерой, изрешеченной простынью, чем угодно, лишь бы избавиться от настырного эхолота. Притвориться. Пропустить назойливое гудение, жужжание, всхлипы, аккорды и бессвязную мешанину слов сквозь. Сквозь кого? Сквозь что? Не принципиально. Лишь бы не отражать. Лишь бы не реагировать. Пропустить. Или поглотить. Глубина? Минхерц, эхолот барахлит. Если верить этой чертовой железяке, под нами не иначе как Марианская впадина. Никогда больше не буду пускать на корабль практикантов-недоучек. Может попробовать промерить глубину шестами?
Изредка ветвистой молнией темноту колодца озаряет боль. Удар беззвучного грома, от которого сыпется черная крошка бетонных колец. Трещит древняя кладка. Держится. Но, к счастью, гром и молния редко долетают до дна, на котором лежишь ты. Лежишь. Ты. Да и боль можно терпеть. С болью проще. Она не тянет вверх, она не цепляется якорем, она не впивается и не рвет вверх. Она просто иногда есть. А ты есть всегда. Ты есть постоянно. Ты хочешь быть здесь всегда. Навсегда. Ради тихой темноты, ради черной тишины ты готов подставляться под удар. Гром гремит. Не знают на Фабрике Гроз, что бьют они вхолостую. Квадрат 36-80. Ковровое болеметание. Сейчас мы накроем эту суку, генерал. Да пребудет с тобой Господь, сынок, поджарь эти задницы. Мы тратим боезапас зря. Они опять ушли из под удара. Разумеется. Так и должно быть. Непростые существа клали камень, непростые руки рыли этот колодец. Беспримерное поражение человеческого разума. Полноте, да разве в людских силах создать такой мрак? Не знаю, сынок. Мы опять упустили их. Боль раздражает нервы. А какие нервы могут быть у пустоты, которой ты являешься здесь и сейчас? Много истин открывается в темноте. Много новых просветлений. Ты не чувствуешь боли, но знаешь, что это такое. Практикуете колодезный дзен? Такому спокойствию позавидовал бы и Будда. Кстати, он где-то внизу. Могу познакомить. Но позже. Сперва ты должен показать себя, показать свою волю и настойчивость, желание остаться здесь. За все надо платить, и за темное безмолвие тоже. Дерись. Борись. Eternal peace, you must be strong. Еще один финт, еще один нырок, уклон. Боль уходит вниз, никак не задевая тебя, вниз, ко дну, к которому ты так стремишься.
Оказывается не дышать очень просто, достаточно нырнуть в мрак как можно глубже, и как можно дольше оставаться в нем. Заплыв в пустоте, под слепым беззвездным небом, течение несет спокойное тело к далеким берегам. Прах к праху, пыль к пыли. Судно без экипажа, без руля и ветрил. Неощутимые потоки, ветер, не освежающий и не морозящий. Странно, что нет криков птиц, нет запаха соли. Мертвый голландец летит над волнами. Оскаленный в вечной улыбке скелет. Изъеденные язвами, обтянутые полуистлевшей кожей сжимают румпель. Прямо и вверх. Мертвый капитан по Мертвому морю, без света и тени, призрачно в призрачном. Без мыслей, без слов, без эмоций. Тихо и темно. Медитационная левитация.
Одиночество переходящее в наслаждение. Удовольствие от полнейшей самодостаточности. Вещь в себе. Вещь в тебе. Ты в себе. Один на один с темнотой, которая наполняет тебя с каждым мгновением. Мгновение? Что это такое? Единица времени? Минута, секунда, час? Год? Темнота безвременна. Мрак отрицает движение, любое движение превращается в черный цвет. Мрак отрицает время, каждая секунда растягивается до абсолюта. Существование здесь и сейчас. Всегда. Навсегда. Мрак отрицает жизнь. Да и к чему жизнь здесь? Другие ценности, другие измерения, другие возможности, другие ощущения…
А свет в конце тоннеля выдуман теми, кто слишком часто ездит в метро. Ускорение свободного падения, полет с выключенными приборами, включается технология "стелс". Становишься невидим, неслышим, неощутим. Перестаешь существовать. Перестаешь быть. Ответ найден. Быть или не быть. Не быть. Power Off."
…Козырю надоело сидеть в пропахшей грязными носками комнате, к тому же его действительно ждал дома клиент. Но он честно сидел, ожидая, пока Дэн позовет его в коридор - самовольничать не хотелось портить отношения с единственным доступным для него дилером. Стены в Дэновской квартире были кирпичные, поэтому Козырь не слышал, кто пришел к Дэну и о чем был базар - лишь несвязные мужские голоса доносились через дверь. От нечего делать Козырь прошмонал комнату, и к великой радости, на шкафу, обнаружил пачку из под "LM", где вместо сигарет лежали фасованные граммы и половины. Недолго думая, он вытащил из пачки пять шариков, сунул в карман, положил пачку на место, и уселся обратно на диван. Прошло прилично времени. Наконец в коридоре прогрохотали шаги, хлопнула дверь, щелкнул замок. Козырь встал с дивана, ожидая, что Дэн его выпустит, но тот не приходил. С минуту честно покашляв, позвав хозяина и не добившись никакой реакции, Козырь осторожно выглянул из комнаты.
Открывшаяся картина заставила Козыря вздрогнуть. На кухне, в кресле полулежал Дэн, уже посиневший, закусивший черную губу, на полу валялся баян, а на столе лежал кусок целлофана с горкой бело-коричневого порошка на нем. Почему-то на цыпочках Козырь подошел к Дэну, тронул холодную руку. Пульса не было. Постоянно озираясь на полулежащее в кресле тело, Козырь быстро запаковал валяющийся на столе героин, пробежался по карманам отъехавшего приятеля, нашел немного денег, сигареты, зажигалку. Забрав и эту мелочь Козырь вышел в коридор, заскочил в комнату, в которой провел последние полчаса, забрал с шкафа пачку из под сигарет "LM", быстро оделся и покинул квартиру барыги.
На этаже он шмыгнул на балкон, ведущий на черную лестницу, внимательно обозрел окрестности, и, не заметив ничего подозрительного, через три ступеньки попрыгал вниз. Дома его ждал клиент, а Козырь и так слишком задержался - придется выдумывать какую-то очередную небылицу про злых ментов и жадных барыг. Одно хорошо - тот, кто ждал Козыря, был натуральнейшим лохом и верил каждому козыревскому слову, чем тот бессовестно пользовался. Постулат "Без лоха и жизнь плоха" был жизненным принципом Козыря, совесть которого оставалась чиста даже в случае самого грязного и подлого кидка или развода. "Кто-то кидает, кого-то кидают, а кто не кидает - тот сам попадает", сочинял Козырь стишок по дороге к дому. То, что сбылся его самый страшный кошмар - остаться без единого барыги в этом недружелюбном мире, не тревожило его. Свято место пусто не бывает, повторял он про себя, не бывает пусто свято место…
______________________________________________________________________________


Интернет и наркотики — программа "Кома"

Вчера, как и планировал заранее провел время с 01–00 до 02–00
перед диавольским девайсом, именуемым в народе "телевизором". Как
нас всех заранее оповестил камрад HiqL, в это время в эфирной
таблице шла мега-передача "Кома" с неизменными рулевыми Сергеем
Галаниным и Яшей Брандом. Тема данной педерачи, кто не знает —
наркотики (о, ужас то какой…). А тема вчерашней педерачи была
совсем ужасной и близкой нам по духу — Наркотики и Интернет. Я
прям был весь в нетерпении, какие же ужасы будут нам там
показывать….Обломался, камрады, смерть на взлете…Ну да по порядку.

В глобальной электрической сети данную коматозную педерачу активно
поддерживает сайт www.narkotiki.ru (Дружинин, за рекламу мне
причитается, нет?). Я регулярно тусуюсь на их форуме, а классик
драглитературы Баян Ширянов очень часто дает там всем просрацца.
Или ему дают там просрацца. Не суть. Рулят этим анти-наркотическим
порталом пара психологов-наркологов-прогибиционистов — Виктор
Дружинин — в прошлом коллега пограничника Карацупы и некий
Владимир Лукьянов. Вот они то и были в гостях у Яши с Сережей. А в
качестве экспертов по интернет сообществу были привлечены два
сытых педерастично-выглядищих молодых человека из какой-то
таинственной группы Зе.Ру — я только к концу педерачи воткнул, что
они музыканты, а не интернетчики. Данные индивидуумы объявили себя
"новыми пользователями" сети, как я понял, их уровень знаний об
интернете сводится к рамблер.ру и не больше — ибо очень много слов
говорилось о поиске информации в сети.
Для всех нас наркотики и интернет — это что? Это ВинтКлуб! Шучу.
Есть ряд сайтов, ряд форумов, ряд виртуальных персонажей. Общение.
Терки. Мутки. Ругань. И прочее. Но это для нас, для наркоманов,
которых так ненавидит Витя Дружинин со товарищи. А что же такое
наркотики и интернет для Яши Бранда? Кстати, более мерзкого
ведущего и представить себе нельзя, он отвратителен и противен,
для меня он стоит на втором месте после мега-урода Сванидзе,
который ведет программу "Зеркало". И этого Сванидзе еще сравнивают
с моим кумиром, Серегой Доренко. Да Доренко — гений! Доренко на
мотоцикле людей давит, Доренко телекиллер экстракласса! А
Сванидзе? Ладно, я отвлекся.
В самом начале программы Яша честно признался, что в интернете и в
IT он не шарит ни хрена. Типа был пару раз, не более. Добавлю от
себя, что в наркотиках Яша шарит так же как я в топографии
Галапагосских островов, то бишь никак. Но доктор Бранд мнит себя
экспертом уровня Тэтраедра. Странно. Цитируя Шарикова "И как такую
сволочь в цирк то пускают?" Для Яши наркотики и интернет, это, как
ни странно — www.narkotiki.ru (уже второе упоминание…) , хоть он и
пафосно заявил, что "название сайта ему не очень нравится". Мол
это единственный мега гипер супер портал, где камрады Дружинин и
Лукьянов всем помогают. В том числе и помогают выпускать программу
"Кома". К слову сказать, оба этих деятеля усиленно открещивались у
себя на форуме от связей с Брандом. Мол мы не с ними, Бранд
неприятен, и так далее. Ан вот как все вышло. "Всё вруть, всё
вруть" (с) НОМ.
Яша показал распечатку форума наркотиков.ру (Дружинин, прости мне
неправильное написание сайта, лениво в латиницу переключаться) и
объявил во всеуслышание — вот, сколько народу пишет нам! Какая
мегапопулярность!. Пара сотен мессаг персонажей форума с сабжами
"Уберите этого мерзкого жида Бранда с экранов", "Галанин
проститутка" и "Дружинин — мудак!" отчего-то в кадр не попали. Тут
я заржал в первый раз, вспомнив, какими красочными, яркими и
добрыми эпитетами обзывала вся тамошняя тусовка этих деятелей.
Далее был показан пример того, как наркотики завоевали интернет.
Типа вот несколько примеров сайтов, которые впрямую пропагандируют
наркотики и дают на своих страницах прямые рецепты изготовления
препаратов. Я напрягся и моя мания величия разрослась до
немерянных размеров. Думаю — ЩАС! Вот оно, признание, вот они
длинноногие красавицы, слава, деньги и кадиллак с открытым верхом.
Жду, экран окрасится в цвет фосфора и ненавидящий нас пограничник
Дружинин начнет клеймить позором и призывать громить сервера.
Шутка. Ничего такого я не полагал. Но надеялся, что хоть хай.ру то
покажут. И то приятно. Вместо этого пошла реклама. Тут я заржал
второй раз.
После рекламы пытливому зрителю был показан наркотический
интернет. Съемка велась из какого-то интернет-кафе. Замогильный
голос за кадром бубнил набившие оскомину фразы, что через интернет
можно купить наркотики, подсесть на наркотики, найти все рецепты
изготовления любого наркотика, познакомиться с наркоманами, и т.д.
Но визуальный ряд просто превзошел все мои ожидания. Сперва
банальную аську. К чему? Не знаю…Потом — чуть ли не обложки
компакт дисков групп Ministry и Skinny Puppy с ложками,
зажигалками и белым порошком. Потом были продемонстрированы
чернобелые кадры из какой то уголовной хроники. Несколько
фотографий каннабиса и гашиша. И под конец — вот они,
распространители наркотиков, сетевые наркобароны, подонки,
сажающие молодежь на иглу — www.mult.ru ! Масяня!!! Пара роликов —
"День Рождения", который уже был у нас на форуме и еще один,
пародия на якадзумов, с фразой "пойдем-ка, покурим-ка…". Я был в
шоке. Меня скрючило перед диавольским дивайсом, да так, что я
долго не мог разогнуться…Учитывая тот факт, что на каком то
канале, по моему на NBN, Масяня была использована в роли
Снегурочки в новогодней передаче, Бранд может смело привлекать все
руководство канала по статье за пропаганду наркотиков. Бред. (Если
серьезно, я бы на месте Сэма — питерского приколиста-кодера,
который делает ролики про Масяню — влепил бы сионисту Бранду и
Галанину иск на пару десятков штук зелени — за клевету. Надо будет
ему посоветовать, глядишь, в долях окажусь…).
После этого сенсационного ролика нас вернули в студию, где
кровосос Бранд (честно говоря — жлоб жлобом, просто быдло, это я
вам как антиллигент антиллигентам говорю) мрачно уставился на
молодых педерастов Зе.Ру и спросил — ну как это вам нравится?
Молодые педерасты заикнулись было, что все это вроде как невинные
шутки и вообще, но, встретив мрачный взгляд выпученных жабьих
глазенок Бранда, сразу осеклись и ни к селу ни к городу заявили,
что они вообще против наркотиков, сами не курят, и их наркотик —
музыка, при этом преданно взглянули на старшего наставника
Галанина. Галанин снисходительно улыбнулся. Бранд не стал
втаптывать в грязь юных музыкантов, и переключился на студию.
Что же надо делать родителям, чтобы оградить детей своих от этих
страшных сайтов, спросил Яша. Отвечать взялся главный сисадмин
наркотиков.ру Владимир Лукьянов, внешне похожий на спившегося
доцента (борода, косноязычность, заикание и несвязная речь, в
общем — интеллигент). Цитировать я его не смогу, не помню, но суть
его выступления сводилась к тому, что "в эксплорере Виндоуз" можно
делать установки, которые закрывают доступ к плохим сайтам. Можно
ставить специальные программы, которые будут отслеживать, куда и
как ходил ребенок в сети интернет. Я от себя бы еще порекомендовал
бы родителям (а также братьям и сестрам) ставить снифферы
клавиатуры, дабы иметь полное осознание того, какие клавиши
нажимал их отпрыск. Далее (тут я процитирую, спецом запомнил),
админ Лукьянов дал подробнейшее определение того, что такое
cookie. Звучит оно так: "Все путешествия по интернету отмечаются
ссылками в браузере, так называемыми куками". Тут я лег. Долго не
вставал — не мог. Профессионализм в деле никогда не был
отличительной чертой нашей славной интеллигенции, что герр
Лукьянов и продемонстрировал на всю страну.
Яков Бранд хитро прищурился и задал очередной, заковыристый
вопрос. "А что делать родителям, если их чадо достаточно хитро, и
умеет зачишать и подчищать за собой следы?" То бишь, если чадо
неплохо шарит в компах, чистит за собой все "куки", хистори, темп
файлы и прочее палево? Слово перешло к пограничнику от наркологии
Виктору Дружинину. Внешне Дружинин напомнил мне очень
озлобившегося, похудевшего и заматеревшего Футура (Футур, без
обид, именно так и выглядит Дружинин), с недобрым взглядом и с
чуть более приличной бородкой. Злобарь, одним словом.
Наш Карацупа сходу взял быка за рога. Надо, молвил он, ввести
цензуру. Плохо, что в интернете нет цензуры. И любой подонок может
выкладывать в сеть свои мысли, или произведения (стопудовый камень
в адрес Гоккокайбра, они с Дружининым не дружат, хоть и
пересекались). А дети, наши светлые, чистые дети — читают
произведения и мысли этих самых подонков, и начинают медленно
разлагаться. А вот если бы была цензура, то этих
подонков-писателей бы к ногтю. Жаль, считает Дружинин, что еще
невозможно в нашей демократической стране арестовывать тиражи
книг, где рекламируются и пропагандируются наркотики (слышь, Баян?
Бойся…), запрещать концерты и выступления наркоманских групп.
Я ожидал, что бард и деятель рок-культуры Сергей Галанин скажет
что-нибудь о наркоманских группах, даром он чтоли клип с
наркоманом Кинчевым хаписывал? Галанин молчал и разглядывал
бумажки. Но при слове "музыка" слово взяли молодые педерасты из
Зе.Ру. "Да, к сожалению, по роду наших занятий нам приходится
общаться с музыкантами, которые употребляют наркотики", сказал
один из них. "И это очень плохо, и ужасно, что никто с этим ничего
не может сделать, а они, блин, прямо со сцены пропагандируют
употребление." "Нужна цензура!" — увесисто закончил Дружинин.
Эх, как бы было хорошо, если бы была везде цензура. Я так и увидел
громкие процессы над Шнуром, Чертом, Дельфином, Кинчевым, Би-2,
Агатой Кристи, и еще десятками и сотнями групп, которые "прямо со
сцены пропагандируют наркотики". Сходил бы на процесс над
Ширяновым, Рафиевым и Радовым, присутствовал бы при сожжении книг
Пелевина и Берроуза. Громил бы вместе с Дружиным серваки, на
которых хостятся хай, винтклуб, туссиновый космонавт и многие
другие. Бил бы ногами режиссеров Трейнспоттинга и Реквиема по
Мечте. Вау. Было бы круто.
Молодые педерасты вяло возразили, что цензура — это как бы и не
дело вовсе, лучше бороться с наркоманией и наркомафией в школах,
во дворах и вообще в реале, а инет, книги и музыку оставить на
потом, а один из них, набравшись смелости, вообще сказал пасквиль
— что мол на его взгляд "На Игле" и "Реквием по Мечте" вообще
хорошие фильмы. Я ожидал, что Бранд на месте испепелит смельчака,
но Яша подвел. Промолчал.
Дальше было какое то относительное затишье, Бранд, Галанин, и
какие то нелепые женщины и подростки спорили, нужна ли цензура или
нет, но так ни к чему и не пришли. Просто, как я понял, ни у кого
из присутствовавших в студии (кроме мега-монстров Дружинина и
Лукьянова) не было относительно нормального понятия, что такое
интернет, с чем его едят, и как с ним бороться.
Яшка, видя, что дискуссия сама собой затухает задал очередной
вопрос пограничнику Дружинину. "Виктор, а можно ли найти
содержателей нарко-сайтов и привлечь их? Можно ли как нибудь
закрыть такие ужасные и патологические сайты?" Настал звездный час
Дружинина. Его понесло. Мрачным тихим голосом он начал свою речь.
"Да. При МВД РФ есть подразделение Р. Которое как раз занимается
преступлениями в области высоких технологий. К сожалению, пока еще
не было ни одного случая, когда это подразделение закрывало людей
за пропаганду наркотиков. Но были случая арестов за содержание
платных порнографических сайтов. Но все люди, которые занимаются
наркобизнесом и наркопропагандой в сети должны знать, что в
подразделении Р работают сугубые профессионалы, и любого
пользователя сети можно найти. Анонимность в сети — это не есть
проблема для хорошего программиста с хорошей материальной базой.
Мы, www.narkotiki.ru (мне полагается очередной бонус от Дружинина
за упоминание) ведем мониторинг сайтов с нарко-тематикой, и мы
насчитали около 1700 таких сайтов."
Мне стало страшно, мне захотелось выключить телевизор,
отформатировать все что только возможно и скрыться в Мексике, но
усилием воли я заставил себя смотреть дальше.
"Но с другой стороны — есть и хорошие сайты, которые борются с
этой эпидемией. Например, мы. Мы реально на нашем сайте помогли
нескольким людям. (откровенное вранье, герр Дружинин. Никому вы
никогда не помогали. Взять ту же Свету, что теперь тусуется на
клубе — с вопросами на тему излечения от колдакта. На вашем сраном
форуме ей ни один человек не дал ни одного ответа, а у нас — хоть
что то. Некрасиво себя выпячивать, но когда откровенно врут —
бесит). Мы постоянно развиваемся, придумываем все новые и новые
способы борьбы с наркотиками (откровенное вранье два, герр
Дружинин. Сайт обновляется раз в пятилетку, и то — кадрами из той
же Комы). Мы ищем способы противостоять наркотическим сайтам. Мы —
это сайт не для наркоманов, а для людей, которые еще не пробовали
наркотики. Мы хотим спасти их от этого. А наркоманы — пускай
умирают (только мне непонятно, почему контингент посетителей
форума вышепомянутого сайта составляют торчки онли.)".
Бранд подхватил пафос Дружинина. "Да, да, Виктор, займитесь
нормальной агитацией. Делайте мультики для детей, игры
компьютерные, стрелялки-бродилки…Чтобы не было желания все это
пробовать. Надо отвлечь детей!" Тут меня опять скрючило. Компания
id software сосет, Дружинин Gamin Company рулез форева. "Quake4 —
Убей Дилера"…
Последним острым топиком был вопрос, как все таки закрывать и
уничтожать наркотические сайты, и ресурсы содержащие технологии
изготовления наркотиков. Актуально, не так ли?
Дружинин опять стал булькать о подразделении Р, о том, что
провайдеры должны сносить такие ресурсы с серваков, о том что
возмездие неизбежно. Но все это было на таком дилетантском уровне
и столь неубедительно, что даже Яша понял нелепость ситуации. Нет,
конешно никто не стал упоминать, что все более менее серьезные
ресурсы хостятся за бугром или на личных серваках, что закрыть
хай.ру или даже нас — в принципе задача не из легких — серваки то
где? Очень далеко, в далекой восточной стране, где на Дружинина
плевать хотели, да и на законодательство РФ тоже…Привлечь админов
и посетителей? За что? На входе висит дисклаймер, что вся инфа —
исключительно в образовательных целях, плод больного воображения и
что пробовать все это в реале- безумие…В общем — нас не догонят.
Заключительным, финальным аккордом перед титрами стала краткая
речь Бранда.
"Товарищи с наркотиков.ру, а отчего бы вам не объединиться с
провайдерами и с держателями таких сайтов, и не попробовать
договориться, раз уж по закону их (нас) никак не прижать? Пускай
уберут всякого рода палево со своих серверов? Ну конешно, если
будет с их стороны жесткий отказ, то надо принимать меры. А всем
людям, путешествующим по сети интернет я хотел бы сказать — будьте
бдительны, и обходите опасные места, так же как вы делаете и в
реальной жизни. Используйте интернет по назначению!"
 

Кислый

Тор4People
Регистрация
7 Окт 2014
Сообщения
4,017
Адрес
Ленинград
Имею вопрос животрепещущий, нет ли такого файла, или сборника филофф, (можно даже в pdf :D) где были бы собраны абсолютно все мысли Глеба? Я прочитал уже много всего, но очень переживаю, что мог пропустить что то. Есть ли люди сведущие в этом вопросе? На ДЮ я так же поинтересуюсь конечно же.
 

Кислый

Тор4People
Регистрация
7 Окт 2014
Сообщения
4,017
Адрес
Ленинград
От всего сердца благодарю!
 
Сверху Снизу